Поиск товаров искать в найденном Расширенный поиск
Металлоискатели
Авторизация
Логин
Пароль

Регистрация  |  Мой пароль?
Клады, легенды о скрытых сокровищах России
Классификация кладов

Золото скифов

Клад Казанского хана

Отсвет «Батыева серебра»

Сокровище Степана Разина

Вербный клад и драгоценные бугры
(продолжение о сокровищах Разина)

Клады Пугачева

Легенды и сокровища замков Беларуси

Клад разбойника Кудеяра

Клады гетмана Мазепы

Четыре бочонка золота, или последний привет от Якоба Кёнига

«Железный» обоз императора (карета Наполеона)

Мерцающее золото короля Вида

Активы Смоленского банка

Исчезнувшие сокровища губернатора

Клад Радзивилловых

Клад Азиатской дивизии

Сокровища Романовых (Николая II и царской семьи)

Атаман Тяпка

Клад в Манеже

Клады Колчака

Клады Бурятии
Археология и кладоискательство
Курганы

Пазырыкский курган

Большой Салбыкский курган

Майкопский курган

Курганы и могила Вещего Олега

Курганы Казахстана

Археоастрономические
исследования Атауских курганов "с усами"


В Туве найден неразграбленный скифский курган V века до нашей эры

Курганы Пушкинского района

Каменные стелы в районе села Иня

Курганы "Пять братьев" (IV в. до н.э.)

Филипповские курганы

Культура населения долины средней Катуни в скифское время

Имя в науке. Курганы Синюк: Средний Дон

Сейчас на сайте кладоискателей
На данный момент
в магазине находится:

2 посетитель(ей)
Rambler's Top100 



Новосибирские археологи этим летом изучали могильник Ноин-Ула в Монголии (фото)

География полевых археологических исследований Института археологии и этнографии СО РАН достаточно обширна – Алтай, Средняя Азия, различные регионы России. Ежегодно, после окончания полевого сезона, в институте собирается много интереснейшего материала, который впоследствии будет изучен с помощью самых разнообразных методов и даст новую информацию о том, как жили люди за много тысяч лет до нас. Об интереснейших исследованиях в Монголии рассказывает главный научный сотрудник Института археологии и этнографии СО РАН, доктор исторических наук Наталья Полосьмак.

В этом году мы вели раскопки в Северной Монголии, в ста с небольшим километрах от Улан-Батора, в рамках совместного российско-монгольского проекта, который посвящен изучению погребений знатных хунну на хорошо известном в мире могильнике Ноин-Ула. Могильник был открыт и исследовался в начале XX века русскими учеными, поэтому имеет непосредственное отношение к российской науке, несмотря на то, что находится на территории Монголии.
Могильник принадлежит кочевникам Центральной Азии -  хунну, которые были известны в основном только по письменным китайским источникам. Об этом народе знали, что он более двух веков держал в трепете Империю Хань, а также контролировал важные участки Шелкового пути, создав государство, которое Китай признавал равным себе. Это была первая в мире кочевая империя, занимавшая огромную территорию Центральной Азии и оказавшая большое влияние на соседние народы.
В наши планы входило исследование с помощью современных методов одного из самых больших из оставшихся на этом могильнике курганов, который относится к последним годам до нашей эры — первым десятилетиям нашей эры. Для этого был выбран объект размером 20х18 м (погребальные сооружения хунну имеют прямоугольную форму). Этот курган, как и все курганы в элитных могильниках хунну, был ограблен в древности. В центре осталась внушительная воронка. Как показывает опыт предыдущих исследований в этом же могильном комплексе, древнее ограбление не лишает погребение выдающихся находок, поскольку осквернители могил интересовались, главным образом, содержимым гроба: останками усопшего и его личными вещами. Все, что находилось вокруг, как правило, оставалось на месте.
Чем вообще знамениты эти курганы, почему мы возвращаемся к ним по прошествии более чем восьмидесяти лет после окончания работ экспедиции известного русского путешественника и ученого Петра Козлова? Почему начинаем очень трудоемкие раскопки заведомо нарушенных в древности курганов? Значение этого памятника в том, что он в определенном смысле является ключевым для культуры хунну. Пока это единственный могильник этого этноса, в погребениях которого сохранились многочисленные предметы из органических материалов, составляющие две трети материальной культуры любого человеческого общества, но исчезающие в первую очередь. Только когда работаешь на таких памятниках, как Ноин-Ула, понимаешь, с какой небольшой частью материальной культуры обычно имеют дело археологи. Ноин-Ула привлекателен для нас потому, что по объему и разнообразию сохранившегося в могильнике археологического материала он значительно превосходит другие памятники этой культуры. Материал – это, прежде всего, информация. Вот один самый простой пример: хорошо сохранившиеся в ноин-улинских погребениях ханьские лаковые чашечки. Иногда на них есть иероглифы, указывающие на год изготовления, мастерскую, имена всех, кто принимал участие в работе. Эти сведения дают возможность более точно датировать погребения. Установление даты, даже в пределах десятилетий, помогает определить погребенных в кургане почти поименно, ведь имена всех хуннуских шаньюев, иногда их жен и людей из их окружения известны.
Нашими главными находками в большом кургане, исследованном в этом году, являются вещи из органических материалов, в первую очередь, текстиль: фрагменты войлочных изделий, остатки одежды, вышитые погребальные завесы. Поскольку Китай был главным источником предметов роскоши для хунну, то большая часть текстиля – это, конечно, китайский шелк во всевозможных вариациях: вышитый, тканый с узорами, с иероглифами. Причудливая орнаментация китайских шелков таит в себе богатое содержание. Есть экземпляры, которые не встречаются даже на территории самого Китая, то есть, кроме всего прочего, в могилах «варваров» находят предметы, способные добавить что-то новое и в изучении культуры Китая эпохи Хань. Также были найдены шерстяные ткани, которые производились на другом конце Ойкумены — в средиземноморском и среднеазиатском районах, на территории древней Парфии, может Бактрии, — в государствах, где изготавливали известные на весь мир шерстяные материи с ткаными узорами или вышитыми сюжетами. Обнаружено текстильное полотно, которое закрывало дно погребальной камеры и на котором стоял саркофаг. Оно сохранилось  археологически целым – это значит, что его возможно восстановить. Я думаю, это будет очень интересная вещь, поскольку на нем видны следы вышивки.
В этом сезоне, имея опыт раскопок 2006 года, мы несколько по-иному подошли к тому, как извлекать находки из погребальной камеры. В Ноин-Уле это достаточно непросто: курганы очень глубокие (раскопанный нами в этом сезоне за 3,5 месяца был глубиной 13 м) и на дне погребальных камер всегда присутствует вода. Приходится иметь дело с мокрым материалом. Кроме того, обряд предусматривал заполнение пространства вокруг деревянной погребальной камеры мелкой, очень пластичной глиной, она размывалась водой, заполняя и камеру, и предметы, которые там находились. Все было утоплено в этой глине, и отделить ее от вещей (особенно это касается текстиля) в полевых условиях практически невозможно. Поэтому нашей целью было достать материал монолитом: не разбирать находки на дне камеры, а брать большими пластами вместе с глиной, конечно, очищая по мере возможности. В таком виде они и поступят в Институт археологии и этнографии СО РАН, где эти вещи будут реставрировать и изучать в течение полутора лет.
Среди интересных находок этого года можно назвать три лаковые чашки, которые были частью китайских подарков. Надо сказать, в Китае лаковые предметы ценились очень высоко за их красоту и прочность. Тем не менее, вне территории Китая такие вещи почти не встречаются, а если их и находят, то в совершенно разрушенном состоянии. Каждая находка сохранившегося изделия – настоящий подарок и большая редкость. В исследованном нами кургане была обнаружена хорошо сохранившаяся лаковая чашечка с иероглифами, указывающими на время, когда она была изготовлена, названием мастерской и именами мастеров. Также были найдены многочисленные нефритовые изделия, а нефрит в Китае ценился очень высоко: он олицетворял собой бессмертие. Этот факт  говорит о том, что хунну следовали китайским традициям, и для них нефрит тоже был связан с властью, нетленностью и с идеей бессмертия. Также мы нашли металлические ручки гроба, хотя сам он был разбит, сохранились многочисленные элементы декора из толстой золотой фольги, когда-то украшавшие его стенки. Весь этот набор вещей характеризует не только самих  хунну, о которых мы по-прежнему знаем слишком мало. Могилы забытых шаньюев дают уникальную информацию об империях, поделивших мир, о маленьких зависимых государствах на Шелковом пути, прибавляют что-то новое к страницам их истории. Эти погребения аккумулируют достижения всей эпохи – туда стекались ценные вещи, которыми дорожили в то время, и которые разными путями – в виде обмена, грабежа, или подарков — попадали к хунну.
Раскопки, полевые исследования – это только первая часть работы по изучению археологического памятника. Вторая часть исследования начнется в лабораториях институтов СО РАН. Только после завершения этого этапа можно будет говорить о результатах.

Подготовила к печати Екатерина Пустолякова, Центр общественных связей СО РАН

Курган Суцзуктэ-1, могильник Ноин-Ула

Курган Суцзуктэ-1, могильник Ноин-Ула


Курган Суцзуктэ-2, могильник Ноин-Ула

Курган Суцзуктэ-2, могильник Ноин-Ула


Изделие из нефрита

Изделие из нефрита


Фрагмент лаковой чашечки

Фрагмент лаковой чашечки

 
 Альбомы для монет , монеты - нумизматический магазин, товары по самым дешевым ценам - www.NumisPro.ru

© 2009 DetectorLand.ru