Поиск товаров искать в найденном Расширенный поиск
Металлоискатели
Авторизация
Логин
Пароль

Регистрация  |  Мой пароль?
Клады, легенды о скрытых сокровищах России
Классификация кладов

Золото скифов

Клад Казанского хана

Отсвет «Батыева серебра»

Сокровище Степана Разина

Вербный клад и драгоценные бугры
(продолжение о сокровищах Разина)

Клады Пугачева

Легенды и сокровища замков Беларуси

Клад разбойника Кудеяра

Клады гетмана Мазепы

Четыре бочонка золота, или последний привет от Якоба Кёнига

«Железный» обоз императора (карета Наполеона)

Мерцающее золото короля Вида

Активы Смоленского банка

Исчезнувшие сокровища губернатора

Клад Радзивилловых

Клад Азиатской дивизии

Сокровища Романовых (Николая II и царской семьи)

Атаман Тяпка

Клад в Манеже

Клады Колчака

Клады Бурятии
Археология и кладоискательство
Курганы

Пазырыкский курган

Большой Салбыкский курган

Майкопский курган

Курганы и могила Вещего Олега

Курганы Казахстана

Археоастрономические
исследования Атауских курганов "с усами"


В Туве найден неразграбленный скифский курган V века до нашей эры

Курганы Пушкинского района

Каменные стелы в районе села Иня

Курганы "Пять братьев" (IV в. до н.э.)

Филипповские курганы

Культура населения долины средней Катуни в скифское время

Имя в науке. Курганы Синюк: Средний Дон

Сейчас на сайте кладоискателей
На данный момент
в магазине находится:

1 посетитель(ей)
Rambler's Top100 



К предыстории Древнерусского города

В. Я. Петрухин, Т. А. Пушкина

 

К предыстории Древнерусского города

 


-100-

        Проблема предыстории древнерусских городов была поставлена М. Н. Тихомировым: он показал, что города возникали прежде всего на плодородных землях, где в XI-XIII вв. появляются их скопления. Избыток сельскохозяйственных продуктов и потребность в широком производстве сельскохозяйственных орудий создали здесь условия для отделения ремесла от сельского хозяйства и для образования торгово-ремесленных центров сельской округи - городов 1). Однако к моменту написания М. Н. Тихомировым книги древнерусские города, сельскохозяйственные поселения и торгово-ремесленные центры IX-X вв. не были исследованы достаточно полно, а городов этого периода, зафиксированных в летописи, насчитывалось всего лишь около 20. Источниковую базу проблемы значительно расширили археологические раскопки. Б. А. Рыбаковым были выделены "гнезда" сельских поселений, составивших округи будущих городов накануне возникновения государства 2). Е. А. Шмидт выявил значительную концентрацию сельских поселений вокруг будущего Смоленска как раз накануне образования города 3). Л. В. Алексеев восстанавливает скопления подобного типа поселений в Полоцкой и Смоленской землях по концентрации курганных групп 4). Наконец, В. Л. Янин и М. X. Алешковский показали, что Новгород возник из трех древних поселений, следы которых очевидны в мощных напластованиях культурного слоя на территории Славенского, Людина и Неревского концов 5). Это, однако, единственный случай, дающий возможность реконструировать конкретную предысторию города: культурный слой Новгорода изучен намного лучше по сравнению с другими городами и дал древнейшую для древнерусского города дату - 20-е годы X в., весьма близкую ко времени возникновения Новгорода 6). (По предположению М. К. Картера, Киеву также предшествовали три древних поселения - на Андреевской горе, Киселевке и Щековице 7).) В других случаях наблюдается более значительный разрыв между датировкой обнаруженных древнейших слоев древнерусских городов и временем их образования, за которое условно может быть принято первое упоминание в летописи: в Смоленске и Ростове, например, упомянутых в IX в., не обнаружено напластований древнее XI в. С другой стороны, восточнославянские ремесленные поселки VIII-IX вв. типа Хотомеля, Зимно, Шумска (бывшего также административным и культовым центром небольшой округи) по тем или иным причинам прекратили существование к IX-X вв., не превратившись собственно в города 8). Эта лакуна в источниковой базе становится еще ощутимей в силу того, что в город-
        _________
        1) Тихомиров М. Н. Древнерусские города. М., 1956, с. 58-64.
        2) Рыбаков Б. А. Союзы племен и проблемы генезиса феодализма на Руси. В кн Проблемы возникновения феодализма у народов СССР. М., 1969, с. 25-28.
        3) Шмидт Е. А. Археологические памятники периода возникновения города Смоленска. В кн. Смоленск. 1100 лет. Смоленск, 1967.
        4) Алексеев Л. В. Некоторые вопросы заселенности и развития западнорусских земель в IX-XIII вв. В кн. Древняя Русь и славяне. М., 1978.
        5) Янин В. Л., Алешковский М. X. Происхождение Новгорода. -"История СССР". 1971, № 2.
        6) Янин В. Л., Колчин Б. А. Итоги и перспективы новгородской археологии. В кн. Археологическое изучение Новгорода. М., 1978. с. 16.
        7) Каргер М. К. Древний Киев, т. 1. М.- Л„ 1958, с. 115.
        8) Русанова И. П. Славянские древности VI-VII вв. М., 1976, с. 51-53.

 


-101-

ских культурных слоях Руси не прослеживается IX век, а целенаправленные поиски древнейшей территории ныне существующих городов практически невозможны.
        Однако для X в. обильный материал, свидетельствующий о существовании городского ремесла и торговли на Руси, дают курганы, в которых найдены значительные серии вещей, свидетельствующие о наличии сложной технологии производства, орудия труда, привозные изделия и т. п. 9) Крупнейший памятник этого типа - курганный некрополь у Гнёздово, в 13 км от Смоленска, насчитывающий около 3000 курганов (из которых около 900 раскопано). В последние годы материалы курганных раскопок пополнились за счет исследования поселения, к которому примыкают курганы 10). Важность новых находок очевидна: следы деятельности на поселении не связаны с культовой погребальной практикой и позволяют по-новому поставить вопросы о характере ремесленного производства, торговли и, наконец, связанную с ними проблему происхождения города.
        Упомянутое поселение площадью около 16 га состоит из укрепленного городища в устье правого притока Днепра р. Свинец (площадь около 1 га) и селища. Поселение первоначально возникло на рубеже IX-X вв. на небольшой площади, отмеченной следами углубленных в землю построек и скоплениями лепной керамики. Ко второй половине X в. поселение разрастается по берегам Днепра и Свинца и смыкается с курганами, охватившими его полукольцом. На середину и вторую половину X в. приходится наиболее интенсивный период в жизни поселения. Не позднее середины этого столетия в его центральной части возводятся новые укрепления. На поселении развиваются бронзолитейное, кузнечное, косторезное, гончарное ремесла, о чем свидетельствуют находки кузнечных шлаков, бронзолитейных тиглей, каменных литейных форм, льячек, ювелирных и слесарных инструментов, бракованных незаконченных изделий из металла и кости, керамики и др. Несмотря на то, что исследована не вся плошадь поселения, а лишь около 4000 кв. м, уже сейчас можно наметить места, связанные с концентрацией ремесленной деятельности - это западная прибрежная его часть. Различия в составе и характере находок, происходящих из разных частей поселения, свидетельствуют не только о хронологической, но также о хозяйственной и, видимо, социальной их неоднородности. С ростом поселения связан и рост курганного некрополя: подавляющая часть гнёздовских курганов, в том числе самые большие и богатые, возведена во второй половине X в. К тому же периоду относятся по крайней мере пять из семи гнёздовских денежно-вещевых кладов.
        От сельских поселений и могильников, а также от предшествующих им родовых поселков Гнёздово отличало не только развитие ремесла и размеры (обычно площадь сельских поселений не превышала 1-3 га) 11),
        _________
        9) Рыбаков Б. А. Ремесло древней Руси, М., 1948. с. 223-245; Каргер М. К. Указ. соч. с. 138-139; Авдусин Д. А. Материальная культура древней Руси. - "Вопросы истории", 1972, № 7, с. 107 и др.
        10) Ляпушкин И. И. Новое в изучении Гнёздова. -"Археологические открытия 1967 года" М. 1968; Авдусин Д. А. Отчет о раскопках в Гнёздове 1957-60 гг. В кн. Материалы по изучению Смоленской области. М., 1970; Пушкина Т. А. О Гнёздовском поселении. "Вестник Московского университета", сер. истор., 1974, № 1; ее же. Гнездовское поселение в истории Смоленского Поднепровья. Автореф. канд. дис. М., 1974.
        11) Успенская А. В, Фехнер М. В. Поселения древней Руси. -"Труды" ГИМ, вып. 32. М., 1956, с. 15-16. В. В. Седов относит Гнёздово к поселениям городского типа, исходя из его площади: Седов В. В. Городища Смоленской земли. В кн. Древняя Русь и славяне, с. 148-149.

 


-102-

но и разноэтнический состав его населения. Об этом свидетельствуют не только различия в погребальных обрядах, но и наличие этнически характерных вещей в погребальном инвентаре и культурном слое поселения 12) (бракованные или незаконченные украшения балтских типов, скандинавские женские украшения и амулеты и т. п.). Здесь вместе со славянами жили балты и скандинавы. Заметим, что подобное сосуществование групп различного этнического происхождения на одном поселении едва ли было возможно при родовом строе - племенные распри, захват территории иноплеменников приводили либо к истреблению либо к быстрой ассимиляции этих групп. Гнёздовское же поселение не только нормально функционировало, но и отличалось сравнительно высоким развитием ремесла. Вещи и монеты из стран Востока, Византии, Средней Европы, Скандинавии, Прибалтики указывают и на широкие связи Гнёздова, важную его роль на Днепровском пути: поселение расположено у волока Днепр - Западная Двина. Волок был наиболее проходим во время "высокой воды", и именно с этими периодами была связана наиболее интенсивная торгово-ремесленная деятельность в Гнёздове. Связь поселения с ближайшей округой не ясна 13). Зато очевидна ориентация "сезонного" ремесла на обслуживание международного торгового пути 14).
        С другой стороны, характер самой торговли и ремесла в раннефеодальную эпоху был социально ограниченным: привозные вещи - будь то каролингский меч, горчица, драгоценное блюдо или ткань (обнаруженные в гнёздовских курганах) - не отражают потребностей внутреннего рынка в целом, свидетельствуя прежде всего о потребностях феодализирующейся знати 15). О накоплении богатств в Гнёздове, помимо дорогих вещей, говорят клады; показательно, что богатство использовалось знатью для поддержания социального престижа - на роскошный погребальный инвентарь и сооружение больших курганов. Невозможно определенно сказать, были ли привозные вещи предметами торговли или военной добычей - торговые предприятия носили обычно военизированный характер и купец легко мог превратиться в воина-грабителя. На удовлетворение потребностей дружинной знати было ориентировано частично и местное ремесло. Косвенное свидетельство тому - предметы убора, характерные для костюма знати, обычные для дружинных курганов (поясные наборы, фибулы и другие вещи, которые, судя по местному "гибридному" стилю орнаментации, могли производиться на месте. в Гнёздове), и наличие инструментов ремесленников в инвентаре дружинных погребений на Руси X в. 16) Эта ограниченность про-
        _________
        12) Сизов В. И. Курганы Смоленской губернии. Гнёздовский могильник близ Смоленска. - "Материалы по археологии России", вып. 28, СПб., 1902, с. 123; Шмидт Е. А. Об этническом составе населения Гнёздова - "Советская археология", 1970, № 3; Авдусин Д. А. Скандинавские погребения в Гнёздове. - "Вестник Московского университета", сер. истор., 1974, № 1; Пушкина Т. А. О Гнёздовском поселении, с. 89-90.
        13) Гнёздовскому некрополю близка по составу находок и территориально лишь курганная группа у д. Новоселки; датируемые тем же временем курганы у с. Катынь, д. Вязовеньки, оз. Куприно относятся к сельским кладбищам. Поселения, одновременные Гнёздову, не исследованы.
        14) Авдусин Д. А. Гнёздово и Днепровский путь. В кн. Новое в археологии. М., 1972, с. 165.
        15) Гуревич А. Я. Проблемы генезиса феодализма в Западной Европе. М., 1970, с. 83-114; Даркевич В. П. К истории торговых связей древней Руси. - "Краткие сообщения Института археологии", вып. 138, 1974. В последнем компендиуме, посвященном проблемам раннего государства, на примерах 21 общества показано преобладание в эпоху становления государства внешней торговли, которая является источником доходов знати: The Early State. The Hague. P., N.-Y., 1978, pp. 542-544.
        16) Блiфельд Д. I. До питания про ремесло та ремiснiкiв у Киiвскiй Pyci. - "Археологiя", т. IX, Киiв, 1954.

 


-103-

изводства - на заказ - характерна для всей раннесредневековой Европы: ремесленниками относительно высокой специализации обслуживались прежде всего дворы князей и феодализирующейся знати 17).
        Особенности ремесла и торговли в Гнёздове обратили внимание исследователей на вопрос о социальной структуре его населения (он рассматривался на материале некрополя, включающего большие курганы дружинной знати, меньшие курганы дружинников и сотни незначительных по размерам курганов рядовых общинников). Ныне вопрос должен быть поставлен шире: прежде всего необходимо установить, какая часть жителей Гнёздова здесь погребена и сколько насыпей принадлежит пришельцам, погибшим на волоке, т. е. необходимо выяснить главное - жили ли дружина и знать постоянно в Гнёздове и можно ли считать дружинные курганы захоронениями местной знати. К сожалению, сейчас едва ли возможен окончательный ответ на данный вопрос: для этого необходимо детально исследовать топографию курганов, выяснить, насыпались ли они хаотично, или курганы рядовых общинников ориентированы на большие курганы, отделены от них или нет и т. п. О том, что какая-то часть дружинной знати была местной, говорят особенности погребального обряда: в нем явно ослаблены норманнские черты, что произошло, видимо, под длительным ассимилирующим влиянием славян (возможно, в Гнёздове жили скандинавы не первого поколения) 18). Кроме того, по материалам больших курганов известен специфически русский ("варяжский") обряд тризны вокруг ритуального котла. Этот обряд, описанный в скандинавских источниках, тем не менее не встречен в погребениях самой Скандинавии, равно как и на Руси, за исключением больших курганов Чернигова. Видимо, он возник в среде варягов, оказавшихся на Руси, и свидетельствует о местном, русском происхождении гнёздовских варягов 19). Важное значение дружины для Гнёздова подчеркивали М. Н. Тихомиров и Б. А. Рыбаков; Д. А. Авдусин указывал на необходимость присутствия дружины на поселении, контролировавшем волок 20). Таким образом, среди жителей Гнёздова были дружинная знать и рядовые общинники, ремесленники и купцы.
        Очевидно, что в Гнёздове происходили те же процессы, которые характерны для всех русских земель в период образования раннефеодального государства, о чем свидетельствуют относительно высокая степень отделения ремесла от сельского хозяйства, значительная социальная дифференциация, большая роль международных связей и дружины, совместное проживание разноэтнических групп населения. Однако в начале XI в. это поступательное развитие сменяется в Гнёздове резким спадом: активная торгово-ремесленная деятельность прекращается, поселение приобретает обычный сельский характер.
        Предлагались различные объяснения упадка Гнёздова. Так, считают, что с открытием более удобного торгового пути через р. Вопь в XI в. Гнездово оказалось в стороне от торговой магистрали. Но в таком случае непонятно, почему гнёздовское поселение в течение столетия про-
        _________
        17) Рыбаков Б. А. Ремесло древней Руси, с. 432; Стоклицкая-Терешкович В. В. Основные проблемы истории средневекового города. М., 1960, с. 8; Янин В. Л., Колчин Б. А., Указ. соч., с. 28.
        18) Авдусин Д. А. Скандинавские погребения в Гнёздове, с. 86.
        19) См. Петрухин В. Я. Ритуальные сосуды в курганах Гнёздова и Чернигова. - "Вестник Моссковского университета", сер. истор., 1975, № 2.
        20) Тихомиров М. Н. Указ. соч., с. 30; Рыбаков Б. А. Киевская Русь. В кн. История СССР с древнейших времен, т. 1. М. 1965, с. 489; Авдусин Д. А. Гнёздово и Днепровский путь, с. 165-166

 


-104-

цветало на неудобном участке пути. Связывать гибель торгового центра только с кризисом международной торговли - прекращением притока восточного серебра в начале XI в. 21) - также, видимо, недостаточно. Показательно, что Смоленск, расположенный в 13 км от Гнёздова и упомянутый летописью как племенной центр кривичей в IX в., не пострадал от этого кризиса. Напротив, раскопки показали, что именно с XI в. начинается интенсивное развитие города; в XII в. Смоленск - уже крупный торгово-ремесленный центр, столица княжества, с развитыми внешними связями (немецкая купеческая слобода и т. п.). В Смоленске получили развитие все городские функции, оставшиеся нереализованными в Гнёздове. Более того, XI век стал временем возникновения новых городов как на Смоленщине, так и повсюду на Руси 22).
        Парадокс развития двух соседних центров породил различные гипотезы об их отношении друг к другу. Самая распространенная из них: Гнёздово - первоначальный Смоленск; и что в XI в. город был будто бы перенесен на современное место. Предложенная А. А. Спицыным, эта гипотеза до сих пор поддерживается рядом исследователей: И. И. Ляпушкиным, Л. В. Алексеевым, В. А. Булкиным и другими 22а). Она базируется в значительной мере на предположении о наличии курганов и культурного слоя в Гнёздове с IX в. и отсутствии культурных напластований IX-X вв. в Смоленске. Однако отнесение времени возникновения Гнёздова к началу IX в. недостаточно аргументировано: ранняя датировка комплекса, основанная на находках лепной керамики, требует дополнительной аргументации - лепная керамика бытовала в Гнёздове и в течение X в. Против того, что в IX-X вв. здесь был племенной центр кривичей, говорит и разноэтнический состав населения Гнёздова. Кроме того, Смоленск оказывается на своем месте уже в 1015 г. - он виден со Смядыни, по свидетельству "Жития Бориса и Глеба"23). Наконец, кончанская топография города указывает на его автохтонное развитие 24). Возможность переноса города представляется поэтому маловероятной, даже если отвлечься от вопроса, зачем это могло понадобиться.
        Предположение о Гнёздове как о кладбище Смоленска с исследованием собственно гнёздовского поселения отпадает. К тому же возможность появления на кладбище племенного центра погребений иноэтнической (норманнской) знати, а не собственно предков - кривичей, весьма сомнительна.
        Впрочем, Л. В. Алексеев объясняет наличие скандинавских курганов в Гнёздове (по его мнению, первоначальном Смоленске) тем, что они принадлежали "норманнским чиновникам", собиравшим дань с кривичей 24а). Но, во-первых, это противоречит собственной концепции автора о Гнёздове-Смоленске как племенном центре кривичей - в таком случае это, скорее, центр норманнского господства. Во-вторых, дань, собирае-
        _________
        21) Булкин В. А. Гнёздовский могильник и курганные древности Смоленского Поднепровья. Автореф. канд. дис. Л., 1973, с. 20.
        22) Седов В. В. Смоленская земля. В кн. Древнерусские княжества X-XIII вв. М, 1975, с. 247.
        22а) Ляпушкин И. И. Гнёздово и Смоленск. В кн. Проблемы истории феодальной России. Л., 1971; Алексеев Л. В. О древнем Смоленске. - "Советская археология", 1977, № 1.
        23) Тихомиров М. Н. Указ, соч., с. 30.
        24) О восхождении кончанской топографии к пережиткам родоплеменных социальных структур см.: Фадеев Л. А. Происхождение и роль системы городских концов в развитии древнейших русских городов. В кн. Русский город. М., 1976.
        24а) Алексеев Л. В. О древнем Смоленске, с. 89.

 


-105-

мая с кривичей, конечно, не предназначалась "заморским" варягам. Гнёздовские норманны, погребенные в курганах второй половины X в., были уже русскими дружинниками и принадлежали, судя по аналогичным погребениям на Черниговщине (как отмечал еще В. И. Сизов), к дружинным верхам Киевской Руси. Полюдье же с кривичей собирал в X в. киевский князь 25). По наблюдениям В. Л. Янина, Смоленское Поднепровье входило в ареал южнорусской денежно-весовой системы, что может свидетельствовать не только об экономических, но и о политических связях этих территорий 26). Эти данные позволяют считать, что Смоленщнна X в., и в частности Гнёздово, входила в сферу влияния "Русской земли" - Киева 27).
        Едва ли дань, собираемая киевским князем, шла через Смоленск: он не упомянут среди великокняжеских центров, подвластных Олегу. Д. А. Авдусин считает, что исчезновение Смоленска со страниц летописей с 882 вплоть до 1015 г. указывает на неподвластность города киевским князьям: видимо, посадники Олега не удержались в Смоленске 28). А. Н. Насонов также считал, что "мужей" киевского князя не было в Смоленске - Киев был заинтересован лишь в регулярном сборе дани. Однако исследователь, как и большинство ученых, признающих Гнёздово ранним Смоленском, противоречит сам себе: с одной стороны, гнёздовские дружинные курганы обнаруживают "южнорусское влияние", с другой - оказываются принадлежащими местной кривичской знати 29).
        С открытием (с 1976 г.) в Гнёздове камерных дружинных гробниц, аналогичных погребениям Киевского некрополя и Черниговщины, о связи Гнёздова с Киевом можно говорить уверенней: видимо, дружина, собиравшая полюдье, останавливалась здесь. Обычно полюдье и сбор дани требовали наличия специальных погостов или становищ, на которые опирались бы князь и дружина (слово "погост" первоначально означало "стан для князя и княжеской дружины, наезжавшей для собирания дани" 30)). Очевидно, таким погостом было и Гнёздово 31). Во всяком случае и сам торгово-ремесленный центр должен был нуждаться в продуктах дани - они шли на внешний рынок. Гнёздово, таким образом, оказалось оплотом великокняжеской власти на территории кривичей, в непосредственной близости от ее исконного центра - Смоленска, видимо, не подвластного Киеву.
        _________
        25) Константин Багрянородный. Об управлении государством. - "Известия ГИМК", вып. 91. М- Л., 1934, с. 10.
        26) Янин В. Л. Денежно-весовые системы русского средневековья М., 1956, с. 151.
        27) О тяготении Гнёздова и Смоленщины к южнорусским центрам свидетельствует и керамический материал: с середины X в. здесь появляются керамические формы, характерные для сосудов Киева и Чернигова (Каменецкая Е. В. Керамика как источник по истории Смоленской земли. Автореф. канд. дис. М., 1976, с. 20).
        28) Авдусин Д. А. К вопросу о происхождении Смоленска и его первоначальной топографии. В кн. Смоленск. 1100 лет, с. 66-68.
        29) Насонов А. Н. "Русская земля" и образование территории древнерусского государства. М., 1951, с. 162-163. К мнению А. Н. Насонова о кривичском происхождении Гнёздовской знати и Смоленске как центре сбора дани присоединяется Б. А. Рыбаков. Однако неясно, отождествляет ли он Гнёздово со Смоленском (см. Рыбаков Б. А. Смерды. - "История СССР", 1979, № 2, с. 44) или считает его "лагерем" возле древнего города (Рыбаков Б. А. Киевская Русь, с. 489).
        30) Потебня А. А. К истории звуков русского языка. Этимологические заметки. 4. Варшава, 1883. Б. А. Рыбаков называет становищем пункт, где останавливалась на ночлег совершающая полюдье дружина и где хранилась свозившаяся с округи дань (Рыбаков Б. А. Смерды, с. 42-43). Л. В. Черепнин считал становище укрепленным пунктом, где представители княжеской администрации принимали дань от местного населения (Черепнин Л. В. Общественно-политические отношения в древней Руси и Русская Правда. В кн. Древнерусское государство и его международное значение. М., 1965, с. 149).
        31) Первым о Гнёздове как о погосте писал В. И. Сизов (Указ, соч., с. 125-126).

 


-106-

        Собственно Смоленск, как предполагают, был подчинен Киевом на рубеже X-XI вв., с чем может быть соотнесено крещение Смоленщины в 1013 г. Подчинение Смоленска связано, очевидно, с общей стабилизацией Древнерусского государства: переход от активной внешней экспансии к упорядочению внутренней политики породил стремление закрепить охваченные полюдьем территории и обосноваться в исконных их центpax. В таком случае необходимость в погосте-двойнике местного центра отпадала, что могло оказаться основной причиной упадка Гнёздова. В целом же система погостов, особенно в областях древнерусского заселения и во вновь подчиненных районах, продолжала расширяться.
        В связи с упадком Гнёздова можно предполагать перенос некоторых административных функций погоста в Смоленск и переход туда части населения в XI в., но это не перенос города. Стремление обосноваться в Смоленске, видимо, не вполне увенчалось успехом для Рюриковичей из-за начавшейся усобицы. Одно из немногих упоминаний города на страницах летописей связано с убийством князя Глеба в 1015 г., причем тот, придя в Смоленск, остановился не в городе, а на Смядыни, где и погиб 32). Ярослав Мудрый оставил Смоленск сыну Вячеславу Ярославичу, правившему в городе в 1054-1057 гг. Показательно, что печать князя найдена на Смядыни - будущей экстерриториальной резиденции смоленских князей 33). После смерти Вячеслава и второго Ярославича -Игоря (1060 г.) Смоленск был разделен "на три части" старшими Ярославичами - князьями Киева, Чернигова и Переяславля 34) (т. е. Русской земли в узком смысле), что, видимо, отражало традиционную зависимость смоленщины от Русской земли. Однако уже в 1096 г. "смолняне не приняли Олега Святославича, направленного в город киевским и переяславским князьями 35). Вся дальнейшая история Смоленска (точнее ее фрагменты, уцелевшие на летописных страницах) есть история борьбы и компромиссов между смолянами (вечем) и князьями, резиденция которых располагалась вне города, на той же Смядыни.
        Не противостояло ли и Гнёздово Смоленску как великокняжеский дружинный центр-погост многоэтнического государства вечевому и племенному центру? Институт вече, активная деятельность которого известна в Смоленске с конца XI в., уходит корнями в народные собрания эпохи родоплеменного строя. Его деятельностью руководили наследники племенной аристократии - боярство. Не случайно первый компромисс между смолянами и князем - признание Игоря и покорность Олегу - осуществляется старейшинами, представителями родоплеменной знати. Вероятно, этот компромисс был продиктован войском Олега, но форма его - то, что Олег "приял", а не взял город - близка традиционному призванию князя 36).
        Борьба князя и веча - характернейшая черта всей внутриполитической истории древней Руси. Результаты ее были разными и непостоянными. В Киеве - столице Древнерусского государства - княжеская власть, естественно, утвердилась довольно прочно, на что указывает, в частности, дружинный некрополь X в. у стен самого города, но сохранялись и вечевые порядки, особенно в кризисные моменты истории. Сильным оставалось вече и в княжеском Полоцке 37). В Новгороде, для
        _________
        32) ПВЛ, ч. I, с. 92.
        33) Янин В. Л. Актовые печати древней Руси, ч. 1. М„ 1970, № 14.
        34) Тихомиров М. Н. Указ, соч., с. 354.
        35) ПВЛ, ч. I, с. 151.
        36) Мавродин В. В., Фроянов И. Я. "Старцы градские" на Руси X в. В кн. Культура средневековой Руси. Л., 1974, с. 31.
        37) Штыхов Г. В. Древний Полоцк. Минск, 1975, с. 15-21.

 


-107-

которого впервые зафиксирован в летописи акт призвания князя, с распадом раннефеодального государства господствовало вече. Там же произошел и детально описанный конфликт между князем (дружиной) и горожанами. Новгородцы перебили варягов Ярослава, за что тот отомстил возглавлявшим восстание "нарочитым мужам". Затем, нуждаясь в поддержке новгородцев, Ярослав пошел с ними на соглашение, результатом которого и была Русская Правда 38).
        Обе социальные группировки - вече во главе с боярством и князь, опиравшийся на дружину, в любом случае пытались упрочить свое положение. Возникает противостояние двух социальных сил, которое оформляется и топографически - в экстерриториальности резиденции князя, как это было в Новгороде, Полоцке, Смоленске, в Ростово-Суздальской земле. Очевидно, что с этой точки зрения следует рассматривать и то "малопонятное обстоятельство", что и в Киеве все события, связанные с жизнью княжеского двора в середине и второй половине X в., развертываются на теремном дворе "вне града", а не на княжеском дворе в городе 39). Ту же функцию экстерриториальной княжеской резиденции выполнял еще "Ольгин град" - Вышгород, расположенный в 15 км от Киева и сопоставляемый в древнерусских источниках со Смядынью и Боголюбовым 40).
        Древнейший период русской истории (IX-XI вв.) был временем относительного господства центральной княжеской власти, опиравшейся на мощные дружины - именно относительного, а не полного. Единство раннефеодального государства было эфемерным: киевские князья так и не смогли закрепить за собой основные центры Руси и тем более объединить их. Политика раздачи городов сыновьям великим князем привела к юридическому оформлению раздробленности со смертью Ярослава Мудрого.
        Другим методом закрепления завоеванных земель, примененным еще Ольгой в Древлянской земле и на Новгородчине (946-947 гг.), было установление "уроков и уставов", насаждение системы погостов и становищ. Б. А. Рыбаков противопоставляет становища, как кратковременные станы для полюдья, погостам - дополнительной системе пунктов сбора дани вне "зоны" полюдья в X в. (Новгородчина, Северо-Восточная Русь), которая сформировалась во второй половине X и XI в. Вместе с тем он отмечает необходимость постоянно функционирующих центров для своза и хранения дани, а не только для однократных остановок на территории полюдья 41). Если обратиться к археологическим материалам X в., то к великокняжеским погостам вне зоны полюдья, реконструированной Б. А. Рыбаковым, можно отнести памятники, отмеченные дружинными кладбищами на Ярославщине (Тимерево и др.) и Владимирщине (Владимирские курганы) 42); расцвет их материальной культуры приходится как раз на середину - вторую половину X в. Но одновременные дружинные некрополи и поселения известны и в зоне полюдья: это Гнёздово (аналогичные гнёздовским курганы раскопаны в Новоселках и близ Торопца на Смоленщине), Шестовицы (и, возможно, Седнев)
        ________
        38) Черепнин Л. В. Общественно-политические отношения в древней Руси и Русская Правда, с. 131 - 138.
        39) Каргер М. К. Указ, соч., т. 1, с. 267.
        40) Тихомиров М. Н. Указ. соч., с. 152, 294-298.
        41) Рыбаков Б. А. Смерды, с. 42-49; см. также Черепнин Л. В. Общественно-политические отношения в древней Руси и Русская Правда, с. 146-149.
        42) А. А. Спицын считал, что часть владимирских курганов принадлежала дружинникам князя Бориса, охранявшим интересы Киева на пути к Волге: Спицын А. А. Владимирские курганы. - "Известия Археологической комиссии", вып. 15, СПб., 1905, с. 167.

 


-108-

на Черниговщине. Связующая эти памятники материальная культура (наборы оружия и украшений) и обряд (трупосожжения с богатым инвентарем и жертвами под высокими курганами, камерные гробницы) характерны и для киевского некрополя, а стало быть — для феодализирующейся дружинной верхушки Киевской Руси в целом. Присутствие великокняжеских дружин на погостах или становищах в X в., таким образом, не только расширяло "сферу первичного окняжения", но и закрепляло зону полюдья за великим князем.
        Силы великого князя и местного боярства, видимо, оказались уравновешенными в X в.— возникло своеобразное "двоевластие". Pядoм с племенными центрами, где сильна была местная знать, на жизненно важных для Древнерусского государства международных путях, привлекающих разноплеменных воинов, торговцев и ремесленников, появляются новые центры, ориентированные на обслуживание внешних связей Руси, феодализирующейся дружины, на сбор дани и т. д. Таковы Гнёздово под Смоленском, "Рюриково городище" под Новгородом, Сарское городище под Ростовом 43), Шестовицкое поселение под Черниговом, возможно, Тимеревское селище под Ярославлем. Вероятно, с политикой насаждения погостов связано то обстоятельство, что серединой X в. датируются новые укрепления на этих поселениях; вал на Гнёздовском городище, вторая линия укреплений на Сарском. Впрочем, напряженность обстановки чувствуется в это время повсюду: укрепляются Ладога, Киев, Новгород, Полоцк, Изборск; Смоленск упоминается Константином Багрянородным как крепость.
        Наиболее спорной в предложенном построении является гипотеза о сосуществовании погостов и племенных центров. Как уже упоминалось в Смоленске и Ростове слои IX—X вв. не обнаружены — известны лишь находки отдельных вещей этого времени (в Смоленске найдены дирхемы VIII—X вв., бусы-"лимонки" 44), стеклянная западноевропейская гемма IX—Хвв. 45) и др.).
        Ярославль, по убедительному предположению В. А. Кучкина, был основан во время княжения Ярослава Мудрого в Ростове, т. е. до 1014 г. 46) Однако Н. Н. Воронин считал, что крепости Ярослава предшествовало более древнее поселение и культовый центр — "Медвежий угол"; в таком случае неукрепленное Тимерево сосуществовало с поселением на месте Ярославля в X в. и едва ли могло быть перенесено туда уже в виде крепости 47).
        Наконец, Новгород определенно сосуществовал в X в. с поселением на "Рюриковом городище", возникшим на рубеже IX—X вв. и имевшим характер торгово-ремесленного и, по-видимому, военно-административ-
        _________
        43) Последнее обстоятельное исследование А. Е. Леонтьева (Сарское городище в истории Ростовской земли. Автореф. канд. дис. М., 1975) показало, что Сарское городище было торгово-ремесленным центром, анлогичным Гнёздову. Не вполне убедительно, однако, предположение исследователя о том, что Сарское, а не Ростов, вопреки летописи было племенным центром мери. Вся истории Ростово-Суздальской земли показывает, что город (Ростов) "со своими тысяцкими и боярством" едва ли мог быть "опорным пунктом древнерусской княжеской власти" (с. 22, 24) — таким пунктом-погостом было, по-видимому, Сарское городище.
        44) Марков А. Н. Топография кладов восточных монет. СПб, 1910, с. 45, 141.
        45) Даркевич В. П. Гемма из Смоленска. — "Краткие сообщения Института археологии", вып. 104, 1965.
        46) Кучкин В. А. Ростово-Суздальская земля в X — первой трети XIII в. — "История СССР", 1969, № 2, с. 64—65.
        47) Воронин Н. Н. Раскопки в Ярославле. — "Материалы и исследования по археологии СССР". М.—Л., 1949, с. 191; Добровольский И. Г., Дубов И. В. Археологический комплекс у деревни Большое Тимерево под Ярославлем. — "Вестник Ленинградского университета", сер. истор., лит. и яз., 1975, № 2, с. 68.

 


-109-

ного центра 48). M. Н. Тихомиров считал Городище исконной резиденцией князя, основанной еще Рюриком, что и нашло отражение в двух версиях легенды об основании города - словенами и варягами 49). Кроме того, большие курганы Чернигова свидетельствуют о сосуществовании города с поселением в Шестовицах в X в. Летописи и известие Константина Багрянородного говорят об одновременных "градах" в Киеве и Вышгороде в X в.
        Существенно, что Новгород, Ростов, Смоленск упоминаются летописью как племенные центры с IX в. Не вполне правомерно, ссылаясь на отсутствие археологических данных, отрицать достоверность летописных известий, тем более, что они не подвергаются сомнению большинством исследователей для таких городов, как Новгород и Киев, где также не обнаружено слоев IX в. Возможность же "переноса" городов сомнительна и в силу различной социальной роли погостов и племенных центров, и в силу того, что известны примеры существования парных поселений в X в. Б. А. Рыбаков считал Гнёздово, "Рюриково городище", Шестовицы лагерями норманнов, оказавшихся не в состоянии овладеть русскими городами 50). Последние исследования показали более широкое значение этих поселений, как в этническом, так и в экономическом плаке, хотя скандинавские дружинники и останавливались в этих пунктах 51).
        Перечисленные поселения-погосты и курганы объединяет общность культуры городского облика и общность исторических судеб. Возникновение и развитие этих центров связано с процессом становления Древнерусского государства: их расцвет в середине - второй половине X в. совпадает с общей консолидацией раннефеодального государственного образования. Это проявлялось не только в установлении системы поборов и "кормлений", но и в оседании дружинной знати на подвластных землях, т. е. собственно в процессе феодализации 52). Очевидно, что именно последним объясняются и местные черты в обряде больших гнёздовских и черниговских курганов, и рассеянность дружинных кладбищ по территории подвластной Киеву Черниговщины 53).
        Интенсивная феодализация определила и кратковременность процветания центров, ориентированных на внешние связи и оторванных от местной округи. Собственно "внешней" была и их связь с Киевом. Оседавшая в этих центрах знать недолго составляла конкуренцию местной племенной аристократии. Интересы феодалов в принципе совпадали: они состояли прежде всего в подчинении местной округи. Административные и торговые функции перешли от погостов к развивающимся из племенных центров городам. Погосты сыграли значительную роль в формировании раннефеодального государства и городского производства на Руси X - начала XI в. и исчезли с консолидацией земель вокруг старых племенных центров и распадом "империи Рюриковичей". Именно с XI в. начинается интенсивный рост старых городов и возникновение новых
        _________
        48) Носов Е. Н. Поселения Приильменья и Поволховья в конце I тыс. н. э. Автореф. канд. дис. М., 1977, с. 10-14.
        49) Тихомиров М. Н. Указ, соч., с. 22-23.
        50) Рыбаков Б. А. Киевская Русь, с. 489.
        51) Интересно в этом смысле письмо, отправленное Владимиром Святославичем византийскому императору с варяжской дружиной; оно проливает свет и на политику князей в отношении варягов на Руси: Владимир не рекомендует императору держать норманнов в "граде", но советует "расточить" их по разным местам (ПВЛ, ч. 1, с. 20), что надо полагать, практиковалось и на Руси.
        52) Алешковский М. X. Курганы русских дружинников XI-XII вв. - "Советская археология", 1960, №1, с. 84-86.
        53) Рыбаков Б. А. Древности Чернигова. - "Материалы и исследования по археологии СССР", с. 52.

 


-110-

на местной основе 54); появляются посады, развивается внешняя и, главное, внутренняя торговля 55). С середины XI в. выделяется специализированная прослойка гостей-купцов, укрепляется власть боярства, оформляются отношения между князьями и вечевыми городами ("ряд").
        Таким образом, не только и не просто экономическая эволюция торгово-ремесленных центров привела к образованию городов: процессу их возникновения были присущи все противоречия эпохи становления классового общества и государственности. Ориентация ранних торгово-ремесленных центров на внешние связи и дружинные верхи соответствовала стремлению самих верхов Киевской Руси проводить активную внешнюю экспансию и объединить малосвязанные экономически земли. Это стремление определяло и формы эксплуатации подвластных территорий - дань, походы-"кормления", полюдья или навязывание дружины городам на "покорм" 56). Естественно, что такой характер государства не удовлетворял феодализирующуюся родоплеменную знать: борьба князя и дружины с племенной аристократией определяла внутреннюю политику на Руси IX-X вв. и привела к противостоянию парных центров типа Гнёздово - Смоленск.
        Конечно, возникновение центров-соперников не исчерпывало всего разнообразия социально-политических условий формирования городов. Так, Полоцк, упомянутый Лаврентьевской летописью как "племенной" город, был захвачен находниками-варягами, посадниками Рюрика. В начале X в. там известен "великий князь" - вассал Олега. Во второй половине X в. в Полоцке правит самостоятельно норманн Рогволод. К сожалению, городской некрополь не сохранился: его дружинный характер можно только предполагать 57). Курганы находились рядом с городом (как в Киеве и Чернигове): возможно, там были погребены дружинники, на которых опирались князья, захватившие племенной центр. Общий кризис начала XI в., по-видимому, не обошел и Полоцка - детинец, оплот князя в X в., был перенесен со старого городища на Верхний замок, который в XII в. известен уже как резиденция епископа. Князь оказался вне города, в Бельчицах. Видимо, вече восстановило свои права в городе.
        В подвластном Киеву Чернигове сохранились, как и в самом Киеве, дружинные курганы - свидетельство подчинения города княжеской власти. Черная Могила, как уже отмечалось, близка по особенностям ритуала большим гнёздовским курганам, и, вероятно, принадлежит не безвестному черниговскому князю и, тем более, не местному боярину, а киевскому посаднику в Чернигове. Несмотря на то, что город был покорен киевскими князьями, а курганами с захоронениями их дружинников полны его окрестности, необходим был и специальный дружинный центр. Сходные по топографии и археологическим материалам с Гнездовом городище, селище и курганный некрополь находятся в Шестовицах, в 16 км от Чернигова. Стало быть, и в княжеских городах X в. за-
        _________
        54) Тихомиров М. Н. Указ, соч., с. 32-43; Воронин Н. Н., Раппопорт П. А. Археологическое изучение древнерусского города. - "Краткие сообщения Института археологии", вып. 96, 1963.
        55) Рыбаков Б. А. Торговля. В кн. История культуры древней Руси, т. 1. М.-Л., 1949, с 366. X. А. Моора и X. М. Лиги различают три этапа в развитии торговли: "Первый этап - первобытный межплеменной обмен. На втором этапе возникает торговый обмен между отдельными центрами и народами. На третьем этапе, с постепенным развитием товарного производства, появляются профессиональные купцы. На этом этапе возникают города" (К вопросу о генезисе феодализма у народов Прибалтики. В кн. Проблемы возникновения феодализма у народов СССР).
        56) Пашуто В. Т. Черты политического строя древней Руси. В кн. Древнерусское государство и его международное значение, с. 51-52.
        57) Штыхов Г. В. Древний Полоцк, с. 31, 18.

 


-111-

метна та же дифференциация социальных сил, что и в Смоленске и в Гнёздове: Киев и Вышгород, например.
        Эта дифференциация присуща была не только раннесредневековой Руси. Аналогичными Гнёздову, Сарскому городищу, Шестовицам предгородскими образованиями были скандинавские "вики" Бирка, Хедебю, Ширингсаль 58). Бирка и Хедебю были подвластны конунгам, их посадникам ("викграф" в Бирке) 59) и дружинникам, о чем свидетельствуют дружинные погребения в камерах, аналогичные киевским, черниговским и гнёздовским 60). Вики обеспечивали также военно-торговую экспансию викингов, близкую по характеру походам первых Рюриковичей. Расцвет торгово-ремесленных факторий к концу X столетия сменился упадком Бирки и Ширингсаля, в первой половине XI в.- Хедебю. Бирку сменила Сигтуна, торговым центром Вестфоля вместо Ширингсаля стал Тёнсберг, Хедебю уступил место Шлезвигу, на Готланде функции вика Павикена перенял Висбю 61). Из параллельно развивавшихся центров жизнеспособными оказались те, которые больше были связаны с местной экономической средой 62), а не с внешней экспансией. Конец эпохи викингов стал концом виков, как и распад раннефеодального Русского государства означал упадок связанных с ним центров-погостов.
        "Торговые города", близкие по функциям скандинавским винам, существовали и в империи Каролингов 63): они также обслуживали императорский двор и армию. Подобные "эмбрионы" городов известны и в землях западных славян 64). "Грады" Великой Моравии - Микульчицы, Поганско, Старе Место - центры развивающегося ремесла и торговли, также служили погостами для двора Меймировичей, не имевших постоянной резиденции. "Посадники", правившие градами, выбирались из среды дружинников государя: дружинные погребения исследованы в радских некрополях. С военным поражением Великоморавской державы запустевают и ее центры 65). "Торговые порты", специализированные на удовлетворение интересов внешней торговли и потребностей знати (правителей), как показали последние исследования, вообще характерны для раннегосударственных образований 66).
        Участь предгородских образований была различной: те города, которые сумели преодолеть раннюю ориентацию на внешние связи и ограниченный характер ремесла, удовлетворявшего прежде всего потребности феодализирующихся верхов, стали центрами товарного производ-
        _________
        58) Булкин В. А., Лебедев Г. С. Гнёздово и Бирка (к проблеме становления города). В кн. Культура средневековой Руси. Л., 1974; Jankuhn H. Haithabu. Eine Handelplatze der Wikihgerzeit. Neumunster, 1963.
        59) Характерное для эпохи становления классового общества и государства "двоевластие" конунга и тинга присуще была и Бирке.
        60) Авторы присоединяются к мнению Г. С. Лебедева о дружинном характере камерных гробниц (а не купеческом, как предполагалось ранее): Лебедев Г. С. Социальная топография могильника "эпохи викингов" в Бирке. - "Скандинавский сборник", вып XXII. Таллин, 1977, с. 147-151.
        61) Гуревич А. Я. Походы викингов. М., 1966, с. 62; Lundstгоm P. Paviken I bei Vastergem Haben, Handelplatz und Werft. In: Vor - und Fruhgeschichte der Stadt, Neumunster, 1975; Herteig A. E., Liden A. E., Вlindheim Ch. Archaeological Contributions to the Early History of Urban Communities in Norway. Oslo, 1975.
        62) Foоt P. G., Wilsоn D. M. The Viking Achievement. L., 1972, p. 214.
        63) В их число входил и сам Ахен: см. Рослановский Т. Западногерманские города в раннем средневековье. - "Средние века", вып. 34, 1971, с. 246-247.
        64) Leciewiez L. Die Anfange der westslawischen Stadte im Rahmen der Urbanisationprozesse Europas im fruhen Mittelalter. In: I Miedsynarodowy Kongres archeologii Slowianskiej, 4. Warsawa, 1968, s. 266.
        65) Вaнечек В. Государство моравов. В кн. Великоморавская держава. Прага, 1963, с. 18.
        66) Clаеssen H. J. M. The Early State: a Structural Approach. - "Early State", pp. 541-544.

 


-112-

ства — экономическими центрами округи. Дальнейшая роль городов в истории феодального общества также связана с отношением их к сельскохозяйственной округе, местному рынку 67). Подъем городов в Европе относится к XI в. и знаменует начало эпохи развитого феодализма 68).
        В данной статье предпринята попытка наметить некоторые важные вопросы предыстории города, которые невозможно поставить и решить на материалах одного лишь Гнёздова, равно как и на изучении только археологических или только письменных источников. Так, археологически невозможно объяснить упадок Гнёздова и подобных ему центров, письменные же источники, не.упоминая их прямо, все же позволяют увязать их расцвет в середине X в. со становлением земель вокруг исконных центров.
        Очевидно, что вопросы происхождения и ранней истории города не могут быть решены без детального археологического исследования поселений периода формирования городов и связанных с ними могильников IX—XI вв., проведенного в сопоставлении с фактами письменной истории.
        Представляется, что при дальнейшей историко-археологической интерпретации полученных материалов важно учитывать характер ремесла (на заказ, на рынок) и торговли (внутренняя, внешняя); торгово-ремесленные связи с местной округой; этнический состав поселения (полиэтничность, моноэтничность); характер связи с социальной структурой раннефеодального общества в целом (по данным археологии и письменных источников): вечевой или племенной центр, княжеский город, погост и т. д. На наш взгляд, необходимо провести сопоставление изучаемых поселений IX—XI вв. с памятниками предшествующего периода и развитыми городами, а также сравнительно-исторический анализ аналогичных памятников и явлений раннесредневековой Европы с целью создания типологии поселений эпохи раннего феодализма и изучения закономерностей их развития.
        _________
        67) "Если создавшийся вокруг города местный рынок был достаточно прочен, - пишет М. Г. Рабинович, — то даже разоренный дотла неприятелем город восстанавливался из развалин в сравнительно короткий срок" (Очерки этнографии русского феодальнего города. М, 1978, с. 21). Ср. также: Гутнова Е. В., Удальцова 3. В. К вопросу о типологии развитого феодализма в Западной Европе. В кн. Проблемы социально-экономических формаций. М., 1975, с. 122.
        68) Сюзюмов М. Я. Возникновение средневекового города. — "Средние века", вып. 31, 1968.

 
 Альбомы для монет , монеты - нумизматический магазин, товары по самым дешевым ценам - www.NumisPro.ru

© 2009 DetectorLand.ru