Поиск товаров искать в найденном Расширенный поиск
Металлоискатели
Авторизация
Логин
Пароль

Регистрация  |  Мой пароль?
Клады, легенды о скрытых сокровищах России
Классификация кладов

Золото скифов

Клад Казанского хана

Отсвет «Батыева серебра»

Сокровище Степана Разина

Вербный клад и драгоценные бугры
(продолжение о сокровищах Разина)

Клады Пугачева

Легенды и сокровища замков Беларуси

Клад разбойника Кудеяра

Клады гетмана Мазепы

Четыре бочонка золота, или последний привет от Якоба Кёнига

«Железный» обоз императора (карета Наполеона)

Мерцающее золото короля Вида

Активы Смоленского банка

Исчезнувшие сокровища губернатора

Клад Радзивилловых

Клад Азиатской дивизии

Сокровища Романовых (Николая II и царской семьи)

Атаман Тяпка

Клад в Манеже

Клады Колчака

Клады Бурятии
Археология и кладоискательство
Курганы

Пазырыкский курган

Большой Салбыкский курган

Майкопский курган

Курганы и могила Вещего Олега

Курганы Казахстана

Археоастрономические
исследования Атауских курганов "с усами"


В Туве найден неразграбленный скифский курган V века до нашей эры

Курганы Пушкинского района

Каменные стелы в районе села Иня

Курганы "Пять братьев" (IV в. до н.э.)

Филипповские курганы

Культура населения долины средней Катуни в скифское время

Имя в науке. Курганы Синюк: Средний Дон

Сейчас на сайте кладоискателей
На данный момент
в магазине находится:

2 посетитель(ей)
Rambler's Top100 



Список русских городов дальних и ближних

М.Н. Тихомиров

"Список русских городов дальних и ближних"


OCR по М.Н. Тихомиров. Русское летописание. М., "Наука", 1979, стр. 83 - 137, 357 - 361
Комментарий В.А. Кучкина.
Деление на страницы сохранено. Номера страниц проставлены внизу страницы. (Как и в книге)
 

 


        История русской географической науки до настоящего времени разработана еще очень слабо, хотя она имеет колоссальное значение для исторической географии СССР и всего мира. Первым русским географическим трудом является обзор стран и народов, помещенный в самом начале «Повести временных лет». Этот обзор обширдейших областей Европы и Азии был составлен в XI в. на основании различ­ных произведений, русских и иностранных. Широко известна «Книга Большому чертежу», неоднократно переделывавшаяся и пополнявшаяся в XVI-XVII вв. Названные русские географические произве­дения стоят выше западноевропейских и восточных свидетельств о географии Восточной Европы и Западной Сибири, обычно запутанных и противоречивых.
        В золотой фонд замечательных русских географических произведе­ний должен войти и «Список русских городов дальних и ближних», как он называется в рукописях. «Список» до сих пор еще почти не изучен, несмотря на то, что он обнаруживает хорошую осведомлен­ность в географии значительной части Восточной Европы XIV в. В исторической литературе господствует мнение о недостоверности и компилятивности «Списка» городов, которое повторяется без всякой проверки со времен Н. М. Карамзина. Между тем специальное изуче­ние «Списка» показывает его крупное значение как географического источника. Так, оказывается, что подавляющее количество городов,

-83-

 


перечисленных в «Списке», действительно существовало в XIV - XV вв., причем эти города могут быть нанесены на современную карту. Особенно поражает хорошая осведомленность автора «Списка» в топографии некоторых городов, для которых отмечены их укрепления и каменные соборы. Работа по нанесению на карту показаний «Спис­ка» не может считаться окончательно завершенной, так как местопо­ложение некоторых городов осталось неустановленным, но и в настоя­щем своем виде карта русских городов, «дальних и ближних», надо надеяться, окажется полезной при исторических и историко-географических изысканиях. В частности, устанавливается большое количест­во уже погибших городов, которые могут сделаться предметом архео­логических исследований 1).

1. ПРОИСХОЖДЕНИЕ «СПИСКА РУССКИХ ГОРОДОВ»

        «Список русских городов» помещается обычно в летописях и сбор­никах XV-XVII вв. в виде особой статьи под названием: «А се имена всем градом Русским дальним и ближним» 2). В этой статье дается пере­числение русских городов, иногда с краткими пояснениями, сколько в них каменных стен и на какой реке они стоят. Перечисление ведет­ся в определенном порядке - с юга на север. Вначале указываются болгарские и волошские города, далее польские, киевские, волынские, литовские, смоленские и залесские, всего 358 городов. «Список рус­ских городов» помещен уже в рукописях XV в., следовательно, пред­шествует по времени известной «Книге Большому чертежу» по край­ней мере на полтора столетия, представляя собой значительный историко-географический интерес.
        Историческая литература неоднократно пользовалась «Списком» в качестве исторического источника, однако серьезного анализа «Спи­ска» как исторического источника по существу не производилось. С легкой руки Карамзина почти все историки относились к известиям «Списка» с недоверием, полагая, что в нем смешаны самые различные эпохи. Основанием для такого заключения служили упоминания в «Списке» некоторых мелких городов, известных по летописным сви­детельствам XI-XIII вв., а также целого ряда городов вовсе неизве­стных. Тем самым «Списку» придавалось значение литературного памятника, основанного на письменных свидетельствах, а не геогра­фического произведения, отражающего определенное время в истории русских городов.
        Особое мнение высказал только З. Я. Ходаковский, но его мнение не утвердилось в исторической литературе, главным образом ввиду недоверия к другим выводам этого же автора. Ходаковский считал, что первоначальное составление «Списка русских городов» следует
        _________
        1) Автор приносит благодарность М. Н. Кислову, принявшему на себя оформ­ление карт для статьи, а также В. К. Яцунскому и И. А. Голубцову за их ценные указания и поправки.
        2) НПЛ, с. 475-477.

-84-

 


отнести ко времени Витовта или к 1430 г. но следующим основаниям: «1) Задунайская страна подпала вторжению Турок и не знала ут­вержденной власти, Валахия была под покровительством Литовско-Русского в(еликого) князя Витовта. Сочинитель по таким причинам совокупил все в один состав под названием всех градов Русских дальных и ближних... 2) Тогда Подольские городы были отторгнуты от литовского правления и подчинены коронным конституциям, или ла­тинскому языку... и потому у сочинителя называются: Польскыи грады. 3) Тогда Смоленское княжество, также Мченск, Карачев, Воротынск, Оболенск, Шернск и прочие Вятические города по Оку и Угру, покорены Витовтом, и с 1396 г. и принадлежали Литве» 3).
        Ходаковский удачно подметил некоторые особенности «Списка русских городов», но недостаточно обосновал свои выводы, что вполне понятно, если принять во внимание слабую разработанность истории Великого княжества Литовского и придунайских стран в его время. Тем не менее общее направление рассуждений Ходаковского можно считать правильным, так как в основу их положено представление о «Списке русских городов» как об историко-географическом сочинении XV в., отражающем географию именно этого времени.
        Действительно, тщательное изучение «Списка русских городов» показывает, что мы имеем в нем произведение конца XIV или нача­ла XV в., ставящее своей задачей дать краткое перечисление, иногда с пояснительными замечаниями, русских городов того времени. Точ­ность и большое историко-географическое значение «Списка» будет нами проверено на конкретном изучении его показаний. Здесь мы отметим только, что из 358 городов «Списка» на современной карте может быть показано местоположение 304 городов, следовательно, 85% общего числа поселений, указанных в «Списке». При этом количество городов, местоположение которых пока еще не может быть установлено, непрерывно уменьшается. Дальнейшие изыскания в этой области, несомненно, покажут еще большую достоверность «Списка» как источника по географии конца XIV - начала XV в.
        Время составления «Списка» определяется прежде всего тем, что он дошел до нас в рукописи середины XV в. Следовательно, он возник не позже первой половины этого столетия. Более точные данные о времени возникновения «Списка» мы получаем из анализа его содер­жания. В числе городов «Списка» отдельно показаны города болгар­ские и волошские (молдавские), которые причислены к русским горо­дам. Среди болгарских городов указаны Тернов или Тырнов, столица Второго Болгарского царства, а также Видичев или Видин на Дунае. Взятие Тырнова турками произошло в 1393 г., а Видина - в 1398 г., но завоевание Болгарии турками в это время было еще очень непроч­ным. Тырнов и Видин, возможно, сохранили особых князей и после указанных дат, подчиняясь волошскому господарю Мирче. По край­ней мере, Мирча называет себя в грамотах деспотом Добруджи и гос-
        _________
        3) Историческая система Ходаковского.- Русский исторический сборник, 1838, т. I, кн. 3, с. 97-99.

-85-

 


подарем Дрестра 4). Этот титул в еще более расширенной форме он повторяет в 1399 г.: «господствующу всей земли - Угровлахийской и Запланинскым странам и оба пола по всему Подунавиу даже и до великого море и Дрестру граду владелец». Титул «оба пола по всему Подунавиу даже и до великого море и Дрестру граду самодръжец» повторен Мирчей в грамоте 1406 г. 5)
        Болгарский историк Д. Крънджалов в своей работе о Мирче дока­зывает, что Мирча владел Добруджей дважды: впервые между 1390 и 1391 гг., второй раз - в 1406-1415 гг., может быть, даже до 1417 г. Объединение болгарских и волошских городов, следовательно, имело место в совершенно определенное время - в конце XIV или начале XV в. Придунайские города вплоть до моря, «даже и до великого моря», входили в область, подчиненную господарю Мирче. Этот мо­мент и отражен в «Списке русских городов», перечисляющем болгар­ские и волошские города по эту (понимается северная) и по другую сторону Дуная, что соответствует титулу Мирчи в его грамотах: «оба пола по всему Подунавиу» 6).
        Составление «Списка русских городов», несомненно, относится к первому, а не ко второму периоду господства Мирчи над Добруджей, т. е. к 1390-1391 гг., так как в числе болгарских городов еще указа­ны Тырнов и Видин. Распространение волошских монет этого времени в таких городах, как Силистрия или Дрестр, Экрене (Карна) и дру­гие, может считаться также указанием на время, когда названные города находились под господством Мирчи. А это подтверждает досто­верность списка волошских и болгарских городов, в число которых включены Дрестр и Карна с некоторыми другими городами по одну и по другую сторону Дуная.
        Конец XIV в. может считаться временем возникновения «Списка русских городов» и по другим наблюдениям. В «Списке» отдельно показаны города польские, волынские, киевские, литовские и смолен­ские. Следовательно, перед нами еще время, когда Великое княжест­во Литовское не окончательно установило свою власть над Украиной и Белоруссией, когда волынские, киевские и смоленские города сохра­няли еще некоторую самостоятельность. Напомним, что Смоленск окончательно был захвачен литовским великим князем Витовтом в 1404 г. Более глубокие исследования в этой области могут быть сдела­ны специалистами по истории Великого княжества Литовского, пока же отметим, что название «польские города» не обязательно надо счи­тать, как думал Ходаковский, городами, перешедшими к Польше после Витовта. Возможно, слово «польский» является искажением названия «подольский» от Подолии; кроме того, слова «польские города» могли означать города, лежавшие в поле, т. е. в степи.
        _________
        4) Иречек К. И. История болгар. Одесса, 1878, с. 449-460.
        5) Влахо-болгарские или дако-славянские грамоты, собранные и объясненные Ю. Венелиным. СПб., 1840, с. 18, 22.
        6) Крънджалов Д. Влашкият князь Мирчо и Добруджа според неговите грамоти. София, 1946.

-86-

 


        Более полные указания на время Составления «Списка русских городов» обнаруживаются в самом тексте памятника. В числе залесских городов с каменными укреплениями показана Москва. Каменный же Кремль в Москве был построен в 1367 г. 7) В Пскове указаны 4 каменные стены. Четвертая стена в Пскове была построена в 1380 г. («...псковичи заложиша 4-ю стену камену, от Псковы рекы до Вели­кой рекы» 8)). В числе каменных городов в отрывке указан «Яма камен на Луге», обнесенный каменной стеной только в 1384 г. 9) Каменный город Порхов был поставлен в 1387 г. («поставиша город Порхов камен») 10).
        Таким образом, «Список русских городов» в известном нам виде возник не ранее конца XIV в., точнее, не ранее 1387 г. Так уста­навливается то время, ранее которого «Список» не мог возникнуть.
        Но в рассматриваемом памятнике можно найти и указания на то время, позже которого он не мог возникнуть. Этим временем являет­ся начало XV в. Так, в «Списке» среди псковских городов нет указа­ний на Опочку, о построении которой говорится в летописи под 1414 г.: «Псковичи поставиша город над Великою рекою, и нарекоша имя ему Опочка» 11). Между тем в «Списке» городов указан город Коложе, до основания разоренный Витовтом в 1406 г. и далее исчезающий из наших документов 12).
        На конец XIV в. как на время возникновения «Списка русских городов» указывает еще одна его особенность - перечисление под рубрикой городов «волынских» не только собственно волынских, но и турово-пинских и галицких городов отдельно от литовских. Это мо­жет служить указанием на то время, когда волынские и галицкие го­рода представлялись еще как единое целое 13).
        Города киевские и смоленские также показаны в списке отдельно от литовских. Эти особенности «Списка русских городов» должны быть отнесены к определенному времени. Таким временем можно считать конец XIV в., когда литовским великим князем был Витовт, а польским королем - Ягайло. Киевское княжество составляло осо­бое владение литовского князя Скиргайло, называвшего себя по дого­вору 1392 г. титулом «великого князя Русского». Скиргайло умер около 1395 г., в этом же году войска Витовта в первый раз захватили Смоленск 14). Галицко-волынские города к этому времени вновь под­пали под господство Польши, тогда как Подолия («польские города»
        _________
        7) ПСРЛ. СПб., 1913, т. XVIII, с. 106.
        8) Псковские летописи. М.; Л., 1941, вып. 1, с. 23. В Псковской 2-й летописи четвертая стена отнесена к 1375 г. (ПСРЛ. СПб., 1851, т. V; с. 16).
        9) «Поставиша новгородци город камен на Луге, на Яме» (НПЛ, с. 379).
        10) Там же, с. 381.
        11) Псковские летописи, вып. 1, с. 33.
        12) НПЛ, с. 398.
        13) См. карты к статье: Шолкович С. В. О границах польской короны и Вели­кого княжества Литовско-Русского.- В кн.: Памятники русской старины в западных губерниях, издаваемые П. Н. Батюшковым. СПб., 1885, вып. VIII. Холмская Русь, с. 7-80 (далее - Шолкович С. В. О границах...).
        14) Иловайский Д. История России. М., 1896, т. II, с. 178-179.

-87-

 


нашего «Списка») составляла особое владение, за обладание которым шел спор между Польшей и Великим княжеством Литовским.
        Таким образом, время возникновения «Списка русских городов» правильнее всего относить к концу XIV в. Он возник позже 1387 г. (построения каменной крепости в Порхове) и до 1408 г. (разорения Коложе), вернее же всего, между 1387 и 1392 гг. Деление списка на города волошские и болгарские, волынские, подольские, киевские, литовские, смоленские, рязанские и залесские вполне правильно отражает политическое деление Восточной Европы, которая включала в себя «русские» города, т. е. города, населенные русскими, укра­инцами, белорусами, молдаванами, болгарами, в некоторых случаях со смешанным населением из белорусов и литовцев.
        Автор «Списка русских городов» был, несомненно, русским, что доказывается прежде всего правописанием «Списка». На это же ука­зывает особенно точное перечисление залесских и рязанских городов, а также большое внимание, уделенное городам черниговским, кото­рые показаны под общей рубрикой киевских городов. Очень подробно указаны города, лежавшие на восточной окраине Великого княжест­ва Литовского, вследствие чего они названы литовскими. Характерно, что города, населенные только литовцами, совершенно пропущены в «Списке», так как они не подходили к общему понятию русских. Нет даже таких литовских городов, как Биржи, Кейдапы, Шавли, тогда как Вильна и Троки с их смешанным литовским и белорусским насе­лением показаны в списке. Следовательно, в основу определения того, что считать русскими городами, был положен принцип языка. Мол­давские (волошские) города вошли в «Список» вместе с русскими, украинскими и белорусскими ввиду общности того языка, на котором велась письменность Молдавии и Валахии в средневековье. Собствен­но литовские и польские города в «Список» не вошли по этой же при­чине 15). Таким образом, налицо попытка дать географию городов в русских землях в широком понимании этого слова, что отражает представление автора «Списка русских городов» о единстве русских, украинцев, белорусов, молдаван, болгар. Уже эта замечательная осо­бенность «Списка русских городов» должна привлечь к нему большое внимание. Следовательно, «Список» интересен не только как ранний историко-географический документ, но и как памятник, доказываю­щий, что уже в начале XV в. существовало представление об единстве «Русской земли», сознание связи русских с балканскими славянами и с молдаванами, употреблявшими в это время в письменности сла­вянский язык.
        Древнейший «Список русских городов» помещен в Новгородской I летописи младшего извода, значит, сохранился в новгородской ру­кописи. «Список» городов в Ермолинской летописи, близкий по време­ни к Новгородской I летописи, также сохранил в передаче названий
        _________
        15) См. обзор литовских областей в кн.: Любавский М. Областное деление и местное управление Литовско-Русского государства ко времени издания первого Литовского статута. М., 1892, очерк II (далее - Любавский М. Об­ластное деление...).

-88-

 


городов следы новгородского произношения. Новгородские города с особенной полнотой и точностью указаны в списке. Так, в нем отме­чена София Новгородская о шести верхах, каменный детинец в Нов­городе, деревянный большой город Новгорода, даже то, что этот город стоит на Волхове и Ильмени. Это можно сопоставить с краткими обо­значениями остальных залесских городов, лежавших в междуречье Оки и Волги. Там находим только сухое перечисление городов и от­метку, что Москва была городом каменным. Пропущен даже такой крупный город, как Углич. В связи с этим можно предполагать, что и «Список русских городов» возник в Новгороде между 1387 и 1392 гг., возможно, в торговых кругах, близко связанных постоянными торговыми поездками с различными городами в русских княжествах и Великом княжестве Литовском. В хождениях Зосимы и Агрефения конца XIV-XV в. находим точные указания на количество верст от Великого Новгорода до Великих Лук, Витебска, Друцка, Слуцка, Белгорода на Черном море, вплоть до Царьграда, по приведенному и другим маршрутам 16). Источниками для паломников должны были служить дорожники или списки населенных пунктов, подобные на­шему «Списку русских городов дальних и ближних». Такой дорожник путей на Печору приведен, например, в известной книге Герберштейна [Герберштейн С. Записки о московитских делах. СПб., 1908].
        Такие дорожники могли служить источниками при составлении «Списка русских городов». К их числу принадлежали и некоторые произведения не новгородского происхождения. На источник нерус­ского происхождения указывает заголовок «А се Киевьскыи гроди». Слово «гроди» для обозначения городов постоянно встречается в до­кументах Великого княжества Литовского; поэтому можно думать, что составитель «Списка» использовал некоторые письменные мате­риалы украинского или русского происхождения. К числу таких мате­риалов могли принадлежать различного рода «хождения». На это указывает особый интерес «Списка» к мощам святых (в Тырнове «лежить святая Пятница», в Самборе - святой Ануфрий; в Киеве указаны Десятинная церковь и София и т. д.).
        Не лишено вероятности предположение, что «Список русских городов» первоначально сопровождался чертежом, подобно более поздней «Книге Большому чертежу», являясь своего рода поясне­нием к чертежу или карте. На это указывает некоторый порядок, сохраняемый в «Списке» при перечислении различных городов. Так, города киевские описаны в три приема: вначале говорится о городах собственно киевских, далее - о городах черниговских, в конце - о городах, расположенных по Припяти и Среднему Днепру. Перечис­ляя болгарские и волошские города, «Список» указывает, «какие из них лежали» по ону (по другую) сторону Дуная, а какие - «на сей стороне Дунаа». При перечислении киевских городов делаются ука­зания на реки, у которых стоят города: «А на Суле: Снепород, Скня-
        _________
        16) Православный палестинский сборник. СПб.. 1896, т. XVI, вып. 3 (хожде­ние Агрефения, 1370 г.; сказание Епифания и др.).

-89-

 


тин, Грошин» и т. д., причем все эти города действительно оказывают­ся стоящими на Суле. Такой способ перечисления позволяет предпо­лагать, что составитель списка пользовался чертежом, где города были показаны на определенных точках, что позволяло называть их целы­ми группами, имея ориентиром течение реки.
        На таких картах, как известно, север обозначался внизу, а юг - вверху. Этим можно объяснить то обстоятельство, что список начина­ется перечислением городов с юга, а не с севера. Против «литовского» происхождения «Списка» говорят большие неточности в обозначении отдельных городов Великого княжества Литовского.
        Составитель «Списка» под городом понимал укрепленное место. Поэтому он особо отмечает существование каменных укреплений: Видичев «о седми стенах каменных», в Вильно - 4 стены деревянные и 2 каменные и т. д. Это объясняет нам присутствие в списке множе­ства мелких городков и возможное отсутствие относительно значи­тельных неукрепленных поселений, которые составитель не причис­лял к городам.
        «Список русских городов дальних и ближних» - замечательный историко-географический памятник XIV в., который до настоящего времени находился в забвении и пренебрежении только потому, что историки не дали себе труда исследовать его в целом виде, а пользо­вались им отрывочно, составив заранее неправильное представление о его недостоверности.

2. СПИСКИ ПАМЯТНИКА И ЕГО ОСОБЕННОСТИ

        Древнейший «Список русских городов» помещен уже в дополни­тельных статьях Археографического списка Новгородской I летопи­си младшего извода середины XV в. 17) Более поздние списки этой же статьи довольно многочисленны; важнейшими из них являются списки, помещенные в Воскресенской и Ермолинской летописях 18). Ермолинская летопись написана также в XV в., но в конце столе­тия. Воскресенская - в XVI в. Все эти списки, как и многие другие, имеющиеся в летописях и рукописных сборниках, восходят к одному общему протографу и отличаются только в деталях. Однако можно с большой определенностью сказать, что «Список» городов в Ермо­линской летописи не зависит от «Списка городов» в Новгородской I летописи, а восходит вместе с ним к общему оригиналу, тогда как текст «Списка» в Воскресенской летописи ясно связан с текстом Ермолинской.
        Несколько иной характер имеет «Список русских городов» в сборнике Новгородского Софийского собора 1602 г., отрывки из кото­рого опубликованы И. И. Срезневским 19). Этот список отличается значительно большей полнотой, чем остальные. В частности, в кон-
        _________
        17) НПЛ, с. 475-477.
        18) ПСРЛ. СПб., 1856, т. VII, с. 240-241; СПб., 1910, т. XXIII, с. 163-164.
        19) Срезневский И. Сведения и заметки о малоизвестных и неизвестных па­мятниках. СПб., 1867, с. 95-100.

-90-

 


це его помещено перечисление тверских городов, отсутствующее в других списках («Тверские: Тфорь, Старица, Зубцов, Опокы, Городец, Клин, Кашин, Скнятин»). Большая полнота Новгородско-Софийского списка могла бы говорить за первоначальность его соста­ва. Но некоторые данные позволяют думать, что этот список, нао­борот, позднего происхождения и был дополнен уже в XVI в. Так, в число новгородских городов включен «Ивангород камен», кото­рый был построен только в 1492 г. В том же Новгородско-Софийском сборнике находим статейку: «А се перечень летом от начала мира до сего настоящего лета 7044». Этим настоящим временем призна­ется, значит, 1536 г. По-видимому, к этому времени и можно отнести дополнительные сведения, внесенные в «Список русских городов» Новгородско-Софийского сборника.
        Древнейший текст «Списка русских городов», как говорилось выше, имеется в Археографическом списке Новгородской I летопи­си младшего извода. «Список русских городов» помещен среди до­полнительных статей перед текстом летописи. Состав этих статей довольно однороден: 1) «Сице родословятся велицеи князи русь­стии», 2) «Родословие» тех же князей, 3) «Кто колико лет княжил», 4) «А се князи русьстии», 5) «А се по святем крещении о княже­нии киевьстем», 6) «А се князи Великого Новагорода», 7) «А се посадници новгородьстеи», 8) «А се тысячьскыи новгородьскыи», 9) «А се русьстии митрополити», 10) «А се новгородскыи еписко­пы», 11) «А се архимандриты новгородскыи», 12) «А се имена всем градом рускым далным и ближним». Статьи 6-11 объединены об­щей темой, связанной с Великим Новгородом, и имеют общий тип заголовков, начинающихся словами «А се». Поэтому можно думать, что они возникли одновременно или, по крайней мере, одновремен­но были занесены в общий сборник. Поэтому изучение этих статей может пролить свет на время возникновения «Списка русских го­родов.»
        Статья «Сице родословятся» кончается Василием Дмитриевичем и его сыном Василием. Таким образом, эта статья была написана не ранее 1415 г., когда родился Василий Васильевич, и не позже 1462 г., когда он умер. В родословии князей последними названы Дмитрий Донской и его сын Василий. Следовательно, родословие написано не позже 1425 г., когда умер Василий Дмитриевич. В статье о новгородских князьях последними также указаны Дмитрий Донской и его сын Василий. В списке посадников одним из последних упомянут Аврам Степанович, о котором говорится в ле­тописи под 1411 г. 20) В списке тысяцких последним показан Иван Васильевич; по-видимому, этот же самый Иван Васильевич упоми­нается под 1435 и 1442 гг. как новгородский посадник 21). Список русских митрополитов кончается на Фотии и Герасиме; Фотий умер в 1431 г., а Герасим был сожжен в 1435 г. Наконец, список нов-
        _________
        20) НПЛ, с. 403.
        21) Там же, с. 417, 422.

-91-

 


городских архиепископов заканчивается словами о смерти Симеона, умершего в 1421 г. Таким сбразом, все статьи, помещенные вместе со «Списком русских городов», относятся к определенному време­ни, примерно к 1411-1435 гг. Следовательно, мы имеем указание на то, что «Список русских городов» был внесен в сборник, который возник примерно в 30-х годах XV в.
        Сношения Великого княжества Литовского с Великим Новгоро­дом были очень оживленными. Об этом дает представление запись о «чудесах», случившихся в городе Лукомле в Литовской земле при князе Витовте Кестутьевиче и «при архиепископе Новгородцком владыце Иоанне». В записи названы такие литовские города: Полтеск, Дорогобуж, Серапи(й)ск, Чавники, Бор(и)сов, Смоленск, Гливна, Менск, Марков, Дручск, Орша, Словенск 22). Запись была составлена до 1414 г., когда новгородский архиепископ Иоанн от­рекся от архиепископии, следовательно, относится ко времени составления сборника статей, помещенных в Археографическом списке.
        Особый интерес новгородской летописи к литовским событиям выясняется из заметки 1440 г. об убийстве литовского великого князя Сигизмунда (Жигимонта) и об избрании па литовский пре­стол Казимира, которого избирали все «литовьскыи грады и рускыи». Выражение «литовьскыи грады и рускыи» живо напоминает нам подзаголовки в тексте самого списка: «А се Киевьскыи гроди», «А се Литовьскыи» и т. д. Таким образом, временем возникновения сборника Новгородской I летописи младшего извода с дополнитель­ными статьями к ней можно также считать 30-е годы XV в. К этому времени относится и сам Археографический список Новгородской I летописи, бумага которого имеет водяные знаки 1441-1451 гг. Следовательно, Археографическая, или Комиссионная, рукопись очень близка по времени своего написания ко времени составления «Списка русских городов», отделяясь от него только полустолетием.
        При нанесении на карту показаний «Списка русских городов» оказалось, что громадное большинство городов, указанных в «Списке», даже малоизвестных, могут быть нанесены на современную карту, хотя в конце XIV в. география русских земель была существенно иной, чем позже. Так, устанавливается местоположение мелких горо­дов на юге Новгородской земли, в Рязанской земле, в верховьях Вол­ги и т. д. С наибольшим трудом отыскиваются города, расположенные в верховьях Оки, где впоследствии находились Заоцкие города. Здесь, по-видимому, были расположены мелкие городки, принадлежавшие местным феодалам.
        Скопления малоизвестных и неизвестных городков показаны в порубежных местах, по-видимому, не случайно. Такими местами являлись лесные и болотистые места в верховьях Волги и Западной
        _________
        22) Никольский Н. К. Материалы для истории древнерусской духовной пись­менности. СПб., 1907, с. 145-146 (отд. отт.; Сб. ОРЯС, т. LXXXII, № 4, с. 1- 168 собств. пагин.).

-92-

 


Двины, где сходились рубежи Новгородской земли и Великого кня­жества Литовского. Много мелких городков показано в верховьях Оки и в лесостепной полосе к юго-востоку от Киева по левым прито­кам Днепра - Суле, Ворскле и т. д. Порубежные места, конечно, более нуждались в укрепленных городках, чем центральные части Ве­ликого княжества Литовского или Новгородской земли. Возможно, что некоторые городки были резиденциями отдельных мелких кня­зей, владения которых находим в Северской земле и «верховских» княжествах даже в конце XV в.

3. ТЕКСТ «СПИСКА РУССКИХ ГОРОДОВ» В ИСПРАВЛЕННОМ ВИДЕ

        Наиболее исправный текст «Списка русских городов» помещен в Новгородской I летописи, но и этот текст нуждается в некоторых исправлениях и пояснениях. Так, в нем отсутствует заголовок «А се Польские» (города), который имеется в других списках. Кроме того, окончания в названиях некоторых городов явно внушают сомнения своими чересчур новгородскими особенностями. Так, в этом списке читаем окончания на ч: Мстиславеч, Юрьевеч и т. д., тогда как в других случаях имеются окончания на ц: Городець и пр. Необычные чтения: Мстиславеч, Юрьевеч и т. д., вероятно, объясняются новго­родскими особенностями, так как в новгородском говоре ч нередко менялось на ц и обратно.
        Характерно, что и текст «Списка русских городов» в Ермолин­ской летописи также имеет некоторые новгородизмы. Так, «Галичь» Новгородской I летописи написан в Ермолинской летописи как «Галиць». Следовательно, надо предполагать, что оригиналом для «Списка русских городов» в Ермолинской летописи послужила так­же какая-либо новгородская рукопись.
        Тем не менее некоторые названия «Списка русских городов» остаются неясными даже при условии, что они могли быть даны в новгородской транскрипции. Очень трудно установить чтение таких названий в списке Новгородской I летописи, как «Видычев», «Оболчи». Они переданы в Ермолинской летописи: «Видыцов», «Оболче». В отдельных случаях возможны, кроме того, пропуски и прямые опи­ски. Поэтому для правильного прочтения «Списка русских городов» нами проведено последовательное сличение текста Археографиче­ской рукописи Новгородской I летописи младшего извода с Ермолин­ской и Воскресенской летописями; впрочем, Воскресенская ле­топись стоит в прямой связи с Ермолинской и дает мало нового. В от­дельных случаях привлекался и текст Новгородско-Софийского сборника, изданный И. И. Срезневским. Такое сличение позволило дать текст «Списка русских городов» в несколько ином виде, чем ото делали его издатели ранее. При этом для удобства основным разделительным знаком взята точка, как и в подлиннике Археогра­фического списка, по которому был проверен текст «Списка русских городов». Наиболее трудным было установление, на какой реке по

-93-

 


«Списку» стоит город, потому что никакого единообразия в «Спис­ке» нет: иногда река показывается явно перед городом («а на Суде Снепород»), иногда - после него («Куреск на Тускоре»). Здесь приходилось в основном руководствоваться бесспорными данными, на какой реке находился город, а также выделением того или иного города точками и запятыми по подлиннику.
        В основу текста положен Археографический список Новгородской 1 летописи младшего извода, варианты дэны по Ермолинской летопи­си (Е), Воскресенской летописи (В) и Новгородско-Софийскому сборнику (НС).

А се имена всем градом рускым далним и ближним

        На Дунай, Видычев 23) град, о седми степах каменных, Мдин. И об ону страну Дунаа. Тернов, ту лежить святаа Пятница. А по Дунаю, Дрествин. Дичин, Килиа. А на усть Дунаа, Новое село. Аколякра 24). На море, Карна. Каварна. А на сей стороне Дунаа. На усть Днестра над морем, Белъгород. Черн, Ясьскыи торг 25) на Пруте реце. Ро­манов торг на Молдове. Немечь в горах. Корочюнов 26) камен. Сочява 27). Серет. Баня. Чечюнь 28). Коломыя. Городок на Черемоше. На Днестре Хотень. А се болгарскыи и волоскии гради 29).
        А се Польскии 30):
        Каменець. Иловечь. Браслаль 31). Соколечь 32). Звенигород. Черкасы. Черлен 33). Новый городок, Веничя 34). Скала. Бакота.
        А се Киевьскыи гроди 35):
        Дверен 36), на Рши Корсунь. Треполь, на Днепре. Канев. Глипеск. Переяславль Русскыи. Юрьев. Пересечен. Василев на Стугне. Бельгород. На Рпене 37), Чернъгород. Киев деревян на Днепре, а церкы свя­таа Богородиця Десятиннаа камена была о полутретьятцати версех, а святая Софиа о 12 версех. Вышегород 38). Мирославици 39). Тмуторокань. Остречьскыи, на Десне Чернигов. Омелники. Сновеск. Брянеск 40). Ростовець 41). Унеятин. Новгород Северьскыи. Трубческ 42). Путивль на Семи. Рылеск. Куреск на Тускоре. Коршов на Сосне. А на Суде Снепород. Съкнятин. Грошин. Чемесов. Утешков. Синеч 43). Кляпечь 44). Ромен. Ковыла. Ворона. Сал. Песьи кости. Хотень 45). А на Пьсле Ничян. Городище. Лошици. Бирин 46). Жолважь. На Воръскле Хотмышль. Чечереск. Тетерин. Попова гора. Пропошеск. Дроков. Гомий. Речиця 47). Могилев. Быхов. Лучин. Рогачев. Стрешин. Любечь 48).
        _________
        23) Видыцов Е, Видицов В. 24) Аколятря Е, В. 25) Ясьскыи торг Е, Аскый торг В. 26) Корачюнов Е. 27) Сочава Е, В. 28) Нечюнь Е, Нечюн В. 29) В Е, как и в В: «а то Болгарский и Волеськой город». Но это чтение относит­ся только к последнему городу Хотень. 30) Добавлено из Ермолинской ле­тописи. 31) Бряславль Е, В. 32) Соколець Е. 33) Чернен Е, В, в НС тоже Черлен. 34) Венича Е. 35) В Ермолинской летописи слова «гроди» нет, в В: «а се грады киевьские». 36) Дверень Е. 37) В Е неправильно: на Днепре, следует: на Рпене. 38) Вышгород Е. 39) Мирославиць В, Мирославци НС. 40) Брянечьск Е. 41) Рястовечь Е, В. 42) Трубеческ Е, Трубьческ В. 43) Синець Е. 44) Кляпець Е. 45) Хотен Е, В. 46) В Е и В нет, в НС вместо Лошицы. Бирин имеем Лоши. Кочибирин. 47) Речица Е, В. 48) Любець Е, В.

-94-

 


Навоз. На Припете Чернобыль 49). Копыль. Мозырь. Переров. Смедин. Туров. На Метлици. Иванов. Вручии. Житомель. Коречь.
        А се Волыньскыи:
        Степань. На Горыни. Остро. Хороборь 50). Луческ Великыи на Стыре. Ивань. На Икве 51) Кременець. Белз. Дубичи. Теребовль. Любно. Зудечев. Холм. Другобець 52). На реце Солонои Изборско. Лвов Вели­кий. Волынь. На Бугу. Володимерь 53). Дорогобучь. Перемышль 54). Пе­ремиль. Галичь 55). Самъбор, ту лежить святыи Ануфреи. Четвертня 56). Черторыеск. Пинеск на Пине. Воробееск на Струмене. Берестии. Брынеск. Колывань. Серенеск. Свинеск.
        А се Литовьскыи:
        Случеск. Городець на Немне. Мереч 57). Клеческ. Кернов. Ковно. Вилкомирье 58). Моишогола. Вилно, 4 стены древены, а две каменны; а реце две: Велиа, Вилно. Трокы Старый каменны. А Новый Трокы на езере две стены камены. А вышний древян. А в острове камен. Медники камен. Крев камен. Лошеск. Голшаны. Березуеск. Дрюгеск 59). Немиза. Рша камен. Горволь. Свислочь 60). Лукомль. Логоско. Полтеск на Двине и на Полоте древян. А святая Софиа каменна о седми версех. Видбеск, 3 стены камены. А река Видба и Двина. Но­вый городок Литовьскыи. Оболчи 61). Лебедев 62). Борисов. Лида. Пуня. Любутеск. Перелай. Родно. Менеск. Мченеск. Ижеславль. Торопець древян. Городно. Машин. Белаа 63). Морева. Воротынеск. Шернеск. Девягореск. Кпертуев 64). Въстиобачерь. Божеск. Мезеск. Мещеск. Масалеск. Онузе. Оболенеск. Сутеск. Ясенець. Острее. Микулин. Стародуб на Лане 65). Мьглин 66). Кричев. Козелеск. Рыбческ. Словенеск. Серпееск. Голотическ. Шюмеск. Олешек. Муравин. Деревеск. Избореск 67). Вевереск. Мереск 68). Пустаа Ржова 69) на Волге. Мелечя. Селук. Вьсвято. Зижеч 70). Ерусалимь. Ржищев. Белобережье 71). Самара. Бро­ни царев. Осечен. Рясна. Тур. Копорья на Порозе. Карачев. Торуса. Туд. Сижка. Горышон. Лукы.
        А се Смоленскии:
        Смоленеск на Днепре. Елно на Име. Вязма. Дорогобужь. Мьстиславеч 72). Мстислав на Вехре. Оболенеск. Козелеск. Вятическ. Ржавеск.
        А се Рязаньскии:
        Рязань старая на Оце. А Новый городок Олгов на усть Проне. Пронеск. Торческ. Воино. Шилов. Старый Лвов. Глебов. Зараческ. Пере­яславль на Трубеже. Михаилов. Перевитеск. Шипино. Ростиславль. Венев. Тешилов. Крилатеск. Неринеск. Кулатеск. Рослаль 73). Польскыи. Свинеск. Новгородок на Осетре. Бобруеск. Дубечин. На Плаве Микитин. Вердерев. Ломихвост. В верх Дону Дубок. Корнике. Урюпеск 74).
        _________
        49) Чернобыл Е, Чрънабыл В, Чернобыл НС. 50) Хоробор Е, Хоробец В. 51) На Иньеве Н, НС, на Иневе В. 52) Добавлено из Ермолинской летописи. 53) Володимирь Е. 54) Перемысль Е. 55) Галиць Е, В. 56) Черьтвертня Е. 57) Мерець Е, В. 58) Вилкомирие Е. 59) Друтеск Е, В. 60) Свислоць Е, В. 61) Оболче Е, Оболъче В. 62) Лебедевь Е. 63) Белая Е. 64) Къпертуев Е, Копертуев В. 65) На Мне Е, В. 66) Меглин Е, В. 67) В Ермолинской и Воскре­сенской летописях нет. 68) Мореск Е, В. 69) Ржева Е, В. 70) Жижець Е, В. 71) Белобережие Е. 72) Мстиславець Е, В. 73) Рославль Е, В. 74) Урюписк Е, В.

-95-

 


        А се Залескии:
        Мещерьское 75) камена могыла на Дъсне 76). Муром на Оце. Старо-дуб Вочьскыи. Другыи Стародуб на Клязме. Ярополчь. Гороховець. Бережечь 77)Новгород Нижний. Куръмышь на Суре. Вятка. Городець. Юрьевеч 78). Унжа. Плесо. Кострома. Устьюг. Вологда. На Беле-озере два городка. На Молозе Городець. Ярославль. Ростов. Юрьев Польскыи. Мстиславль. Суждаль 79). Шумьскыи 80). Несвежьскыи. Бо­голюбов. Володимерь. Клещин. Переяславль. Дмитров. Москва камен. Можаеск. Звенигород. Волок Ламьскыи. Руза. Коломно 81) на Оце. Ро­манов. Серпохов. Новый городок. Лужа. Боровеск. Болонеск. Одоев. Любутеск. Новосиль. Куреск. Верея на Поротве. Новгородок. Галичь 82). Кличень. Ржова 83). Бежицкыи Верх. Новгород Великий, детинец камен. А болшии деревян. А святаа Софиа о шести версех. А озеро Илмерь. Река Волхов. Ладога камен. Орешек 84). Корельскыи. Тиверьскии. За Волоком. На Колмогорах. В Емце 85) на Ваге 86). Орлечь 87). Торжок 88). Демяна. Молвотице 89). Березовечь 90). Стержь. Морева. Велиль. Лукы. Руса. Кур на Ловоти. Копорья камен. Яма камен на Лу­ге. А на Шолоне Порхов камен. Опока. Высокое. Вышегород. Кошкин. Псков камен о четырех стен. Изборьско камен. Остров камен. Воронач. Велье 91). Котелно. Коложе. Врево. Дубков. Черниця 92).

        Города помещены в «Списке» под особыми заглавиями, написан­ными киноварью. Они расположены в таком порядке: 1) болгарские и волошские, 2) польские, 3) киевские, 4) волынские, 5) литовские, 6) смоленские, 7) рязанские, 8) залесские города. В Новгородско-Софийском сборнике дополнительно показаны тверские города, кото­рые отсутствуют в более ранних списках. Этому порядку следует и наше объяснение к «Списку русских городов».

4. БОЛГАРСКИЕ И ВОЛОШСКИЕ ГОРОДА

        Первыми в «Списке русских городов» показаны города по Дунаю, в конце перечисления которых сказано: «А се болгарскыи и волоскии гради». К их числу по списку относятся следующие города: Видычев на Дунае о седми стенах каменных, Мдин, Тернов, Дрествин, Дичин, Килиа, Новое село, Аколякра, Карна, Каварна, Белъгород на усть Днестра над морем, Черн, Ясьскыи торг на Пруте, Романов торг на Молдове, Немечь в горах, Корочюнов камен, Сочява, Серет, Баня, Чечюнь, Коломыя, Городок на Черемоше, Хотень на Днестре.
        После перечисления городов стоит как бы их обобщение в словах: «А се болгарскыи и волоскии гради». В Новгородской I летописи эти слова по ошибке отнесены к польским городам и выделены киноварью,
        _________
        75) Мещерское Е. 76) На Дсне Е, В. 77) Бережець Е, В. 78) Юрьевець Е, В. 79) Суздаль Е, В. 80) Шюмьскыи Е, В. 81) Коломна Е, В. 82) Галиць Е, В. 83) Ржева Е, В. 84) Орешок Е. 85) В Емьце Е, В. 86) На Ваге Шенкуриа НС. 87) Орлець Е, В. 88) Торжок Е, В. 89) Молвитице Е, НС. 90) Березовець Е, В. 91) Велиа Е, Велие В. 92) Черница Е, В.

-96-

 


Карта № 1

как будто ими начинается новый абзац, а не заканчивается предыду­щий. Легко заметить, что описание болгарских и волошских городов ведется в «Списке» в определенном направлении - с юга на север. Вначале упоминаются задунайские и приморские города, далее сле­дуют города к северу от Дуная, называемые в «Списке» «волошскими». Практически же речь идет не о румынских, а о молдавских го­родах.
        Больших различий между названиями болгарских городов в раз­ных списках не имеется. Город Видычев назван в Ермолинской ле­тописи - «Видыцов», но это отличие могло зависеть от новгородского

-97-

 


происхождения «Списка». Чтение «Аколякра» должно быть реши­тельно предпочтено написанию «Аколятря» в Ермолинской и Воскре­сенской летописях. Наибольшее разногласие имеем в чтении «Чечюн» в Новгородской I летописи по сравнению с «Нечюн» в Ермолин­ской и Воскресенской.
        Из задунайских и приморских городов указаны Тырнов с обозна­чением, что в нем «лежит святая Пятница», Видычев или Видыцов, Мдин, Дрествин, Дичин, Килия, Новое село, Аколякра на море, Карна, Каварна. Из этих 10 городов без затруднений могут быть указаны на современной карте 3 города: столица последнего болгарского цар­ства Тырнов (Тернов), Дрествин или Дерестр на Дунае - поздней­шая Силистрия, Каварна на Черном море.
        Рядом с Видичевом показан Мдин как особый город, но это на­звание представляет собой вариант слова «Един», как обычно обозна­чался Видин 93). Так, название города Мдин для Видина встречается в русском Хронографе редакции 1512 г. 94). Брун указывает Мдин или Бдин на берегу Дуная около Калафата, напротив Видина. По «Спис­ку русских городов» Мдин, действительно, показан на противополож­ной стороне Дуная по сравнению с Тырновом: «Мдин. И об ону стра­ну Дунаа». Так он обозначен и на нашей карте [№ 1].
        Аколякра на море, по-видимому, может быть сопоставлена с Калиакра в районе Варны и Каварны. По словам Шильдбергера, «третья Болгария лежит там, где Дунай изливается в море, столица называет­ся Калацерква». По объяснению Иречека, это «замок Калиакра при мысе того же имени». Карна - Кранеа (ныне Экрене) - в том же районе 95).
        Дичин, показанный на Дунае рядом с Килией, возможно, город Мачин, как указывал Ю. Кулаковский 96). Однако существовал и город Вичина или Вица. Так, новейший исследователь исторической гео­графии Болгарии указывает, что «при устьието на р. Камчия е ле­жал, вероятно, гр. Вица или Вичина» 97). Камчия впадает в Черное мо­ре южнее Варны, тогда как в «Списке русских городов» Дичин пока­зан между Килией и Дрествином, где-то на Дунае, а это как раз соответствует местоположению Мачина.
        В непосредственном соседстве показаны в «Списке» Килия и Но­вое село на устье Дуная. Килию следует искать на месте Старой Килии, помещаемой на картах XVII в. к югу от Новой Килии, на южном берегу одного из дунайских рукавов.
        _________
        93) См. карту в кн.: Иречек К. И. Указ. соч.
        94) ПСРЛ. СПб., 1911, т. XXII, ч. 1, с. 366.
        95) Иречек К. И. Указ. соч., с. 424, 516.
        96) Кулаковский Ю. Где находилась вичинская епархия Константинопольско­го патриархата? - Византийский временник, СПб., 1897, т. IV, вып. 3-4, с. 315-336; Он же. Еще к вопросу о Вичине. - Там же, СПб., 1898, т. V, вып. 3, с. 393-397. См. также: Брун Ф. Черноморье: Сб. исследований по исторической географии Южной России. Одесса, 1880, ч. II, с. 347-348.
        97) Ангелов Д. Съобщително-операционни линии в войни те през XII и XIV вв. - Изв. на българското историческо дружество, София, 1948, кн. XXII-XXIV, с. 227.

-98-

 


        Новое село на устье Дуная, вероятно, - Новая Килия, показывае­мая у Черного моря при устье Дуная на картах XVII в. 98) Румынские историки также предполагают, что существовали две Килии. Старая Килия, небольшое рыбацкое местечко, находилась на правом берегу Дуная, Новая Килия - на месте современного города с этим назва­нием 99).
        Таким образом, все 10 болгарских городов, указанные в «Списке», если к ним причислять и Новую Килию, могут быть нанесены на со­временную карту. В числе их достопримечательностей «Список» от­мечает 7 каменных стен Видичева.
        Далее в «Списке» показано 14 городов «на сей стороне Дунаа», т. е. к северу от этой реки. Все эти города являются так называемыми волошскими, по существу же, молдавскими городами. Из их числа без затруднений могут быть нанесены на карту: Белгород или современ­ный Аккерман, Аскый торг или Яссы, Немечь, Романов торг, Роман, Сочава или Сучава, Серет, Коломыя, Хотень или Хотин.
        Белгород русских источников известен также под турецким назва­нием Аккерман или Аккермене, что является буквальным переводом на турецкий язык названия «Белый город». В XIV-XV вв. Белго­род служил обычно портом, откуда русские путешественники доби­рались до Константинополя морем. В Хождении Агрефения (около 1370 г.) расстояние от Белгорода до Царьграда морем показано в 500 верст 100). Зосима, ходивший в Палестину через Константинополь в 1419-1422 гг., говорит, что он пробыл в Белгороде 2 недели, что от­туда 9 верст до моря и на самом море находится корабельная при­стань 101). На карте 1769 г. так и указано: Alderman als Bielgrod 102).
        Рядом с Белгородом в «Списке русских городов» показан город Черн. На картах XVII-XVIII вв., действительно, напротив Аккермана, на левом берегу Днестровского лимана, показано местечко Чарна (Czarn) 103). Это и есть город Черн нашего списка.
        Ясский или Асьский торг показан стоящим на реке Прут, что не вполне точно, так как Яссы расположены только поблизости от Пру­та, на одном из его притоков. Романов торг действительно стоит на реке Молдове, а Немечь, или современные Нямцы, - «в горах», как это и показано в «Списке русских городов».
        Сочава или Сучава, как и Серет, соответствуют одноименным го­родам в Румынии. Коломыя находится в Западной Украине. Хотень «на Днестре» - это современный Хотин, расположенный на назван­ной реке.
        Городок на Черемоше надо искать на реке Черемош, левом прито­ке реки Прут. Может быть, это Вижница, показываемая на картах XVII в.
        _________
        98) Кордт В. Матерiали до iсторii картографii Украiни. Киiв, 1931, ч. 1, кар­ты № 4, 20, 21.
        99) Крънджалов Д. Указ. соч., с. 61, прим. 8.
        100) Православный палестинский сборник. СПб., 1896, т. XVI, вып. 3, с. 1.
        101) Там же. СПб., 1889, т. VIII, вып. 3, с. 3.
        102) Кордт В. Указ. соч., карта № 20.
        103) Там же, карта № 26.

-99-

 


        Под названием Бани «Списка русских городов» скрывается город Баи или Бая, который был столицей Молдавии в XIV в. Само назва­ние Баня можно было бы считать искажением слова Баия, так как в рукописях XIV-XV вв. буквы н и и очень близки по написанию и могли быть легко спутаны при передаче незнакомого слова. Однако в сказании о Молдавской земле, помещенном в Воскресенской летопи­си, также говорится о городе Бани. Следовательно, Баи были изве­стны в славянской письменности под этим именем 104). Название Бани встречаем также в молдавских грамотах, например, в уставной гра­моте молдавского воеводы Александра 1407 г. - «а у Бани от гривну полтора гроша» 105).
        Показанный между Немечем и Сочавой город «Корочюнов камен» известен как крепость Крачуна (на реке Милков) 106). Это единствен­ный «волошский» город, укрепления которого определены как камен­ные («Корочюнов камен»).
        Таким образом, местоположение всех болгарских и волошских городов может быть обозначено на карте, за исключением Чечюна или Нечюна, название которого, возможно, сильно испорчено.

5. ПОДОЛЬСКИЕ ИЛИ ПОЛЬСКИЕ ГОРОДА

        Название «А се Польскии» (понимается, - города) в Новгород­ской I летописи отсутствует, но имеется в Ермолинской. Это название можно считать искажением слов «подольские города». Впрочем, и слово «поле» в значении открытой степи тоже хорошо известно в рус­ском и украинском языках XV в. Поэтому нет никакого основания думать, что речь идет о польских городах в смысле их принадлежно­сти Польше.
        В «Списке» показано 11 польских или подольских городов в сле­дующем порядке: «Каменець, Иловечь, Браслаль, Соколечь, Звени­город, Черкасы, Черлен, Новый городок, Веничя, Скала, Бакота».
        Из названных городов 8 могут быть без затруднений указаны на современной карте. К ним принадлежат: Каменец, Иловец, Браслаль или Браславль, Соколец, Звенигород, Веничя или Веница, Скала, Бакота.
        Новый городок, показанный между Черленом и Веницой, может быть отождествлен с Новогродком (Novogród), показанным несколь­ко южнее Браславля уже на амстердамской карте 1734 г. 107)
        Город Черлен, видимо, одноименен с Червеном, по имени кото­рого названы Червенские города, но не может быть с ним отождест­влен, так как Червен и Червенские города находятся в стороне от
        _________
        104) ПСРЛ, т. VII, с. 258.
        105) АЗР. СПб., 1846, т. I, № 21, с. 31.
        106) История Румынии / Под ред. М. Роллера. М., 1950, с. 69-70, 75; Грекул Ф.А. Социально-экономический и политический строй Молдавии второй поло­вины XV в. Кишинев, 1950, с. 111.
        107) Кордт В. Указ. соч., карта № 12.

-100-

 


Подолии 108). По-видимому, речь идет о том Черлене, о котором упо­минает дело о разводе земли между Польшей и Великим княжест­вом Литовским в 1546 г. «Черленово» находилось в районе Збаража 109).
        Точно так же трудно думать, что Черкасы на Днепре одноименны с польским или подольским городом Черкасы, названным в «Спи­ске». Из всех «польских» городов местоположение только этого го­рода остается неясным.

6. КИЕВСКИЕ ГОРОДА

        В непосредственном соседстве с болгарскими и волошскими горо­дами в «Списке русских городов» показаны «киевские гроди». Пере­числение их ведется с юга на север, причем первоначально гово­рится о городах, ближайших к Киеву, далее о городах черниговских; заканчивается городами среднего Приднепровья и Припяти. В спи­ске города перечислены в таком порядке: Дверен, Корсунь, Треполь, Канев, Глинеск, Переяславль Русский, Юрьев, Пересечен, Василев на Стугне, Белгород, Чернъгород, Киев, Вышегород, Мирославици, Тмуторокань, Остречьскыи, Чернигов, Омелники, Сновеск, Брянеск, Ростовець, Унеятин, Новгород Северьский, Трубческ, Путивль на Семи, Рылеск, Куреск, Коршов, Снепород, Съкнятин, Грошин, Чемесов, Утешков, Синечь, Кляпечь, Ромен, Ковыла, Ворона, Сал, Песьи кости, Хотень, Ничян, Городище, Лошици, Бирин, Жолважь, Хотмышль, Чечереск, Тетерин, Попова гора, Пропошеск, Дроков, Гомий, Речиця, Могилев, Быхов, Лучин, Рогачев, Стрешин, Любечь, Навоз, Чернобыль, Копыль, Мозырь, Переров, Смедин, Туров, Иванов на Метлице, Вручий, Житомель, Коречь - всего 71 город.
        Наиболее трудным для правильного понимания «Списка» явля­ется установление того, к какому именно городу относится обозна­чение реки, на которой он стоит. Как следует читать, например, та­кое место отрывка: «Треполь на Днепре Канев»? Относится ли обозначение «на Днепре» к Треполю или Каневу, из «Списка» неясно. В данном случае и Треполь и Канев стоят на Днепре, но к чему относятся такие указания, как, например, «Жолважь на Ворскле Хотмышль», приходится каждый раз устанавливать по смыслу и зна­кам препинания в рукописи, потому что название реки пос

 
 Альбомы для монет , монеты - нумизматический магазин, товары по самым дешевым ценам - www.NumisPro.ru

© 2009 DetectorLand.ru